www.positive-lit.ru
Памятник Первопечатнику Ивану Фёдорову
Читать всего совсем не нужно;
нужно читать то, что
отвечает на возникшие в душе вопросы.

Лев Толстой
ПОЗИТИВНАЯ, ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩАЯ ЛИТЕРАТУРА






ИЗ КНИЖНОГО КАТАЛОГА

ЖИВОПИСЦЫ О КНИГАХ

АВТОРИЗАЦИЯ
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация




Литобъединение "Алые Паруса". Л.А.Преображенская и Г.В.Харина

Литобъединение "Алые Паруса". Л.А.Преображенская и Г.В.Харина


Мне очень повезло родиться в Челябинске в семидесятые годы. Потому что у меня была возможность попасть в уникальное литературное объединение. Именно уникальное, особенное, неповторимое. "Алые Паруса" челябинской детской писательницы и поэтессы Лидии Александровны Преображенской и её ученицы Галины Владимировны Хариной.

Фото: "Алые Паруса" с Л.А. Преображенской и Г.В. Хариной. 1988 год.
Лидия Александровна в центре, а над ней Галина Владимировна, они с цветами.
Я во втором ряду вторая слева.

Как сказка "Алых Парусов" началась для меня самой

Помню своё первое появление в "Алых Парусах", оно было волшебным. Стояли тёплые и яркие сентябрьские дни, Челябинск праздновал свой 250-летний юбилей, а мне было семь. Родители подошли к Дворцу Пионеров, на площадке перед ним юные пожарники соревновались в тушении учебного огня. Жёлто-рыжие краски листвы и огня сливались в едином торжественном танце.

А потом мы зачем-то заглянули во Дворец и увидели у самой двери объявление. "Ждём тех, кому стихи спать не дают"...

Помню, как родители сомневались во мне: мол, ты бросила бальные танцы, а это тем более бросишь. А меня наполнила такая дрожь, будто решался вопрос моей жизни и смерти. Какие бальные танцы? Как можно сравнивать?!

Мы наугад поднялись по ступенькам до библиотеки... и попали сразу на занятие. В этот солнечный уголок со сладким запахом книг, с лакированными столешницами, в которых под лучом солнца горели медно-золотистые древесные узоры, я влюбилась сразу. Кружковцев было всего двое: тихий кудрявый мальчик, сразу навеявший мысли о Пушкине, и совсем маленькая солнечная девчушка четырёх лет.

Галина Владимировна предложила нам написать о том, как будет проходить юбилей города через десять лет. Я бойко застрочила на своём листочке, выдумывая, как мне в тот момент представлялось, самое невероятное и фантастическое: фонтан прямо посреди Миасса недалеко от моста и вертолёт над городом... Позже, во взрослом возрасте, глядя на фонтан с набережной, я вспоминала далёкий волшебный день из детства, он словно бы посылал мне чудесную весточку.

Лидия Александровна Преображенская

С Лидией Александровной довелось встретиться позже. Помню её всегда светящейся под солнечными лучами. Молча улыбающейся и светящейся. Помню игрушечного ярко-жёлтого цыплёнка в её руке, которого она подарила Даше, той самой малышке, которой стихи спать не давали, сыпались из неё, как солнечные зайчики. Возраст не позволял ей приходить на занятия часто, она бывала изредка, редко заговаривала с нами и, как нам казалось, больше дремала в кресле. Я поначалу даже побаивалась громко говорить при ней - она выглядела для меня несказуемо древней бабушкой, хрупкой и невесомой, словно бы вышедшей из какой-то сказки, хотелось поменьше шуметь и не беспокоить её отдых. Но вопреки этому моему впечатлению о ней Лидия Александровна всех нас знала и помнила. Необыкновенно, но мои родственники иногда приходили удивлённые, рассказывая, что встретились на улице с писательницей Преображенской, и она поздоровалась и приветливо расспрашивала их обо мне.


Галина Владимировна Харина


Фото: Занятие "Алых парусов" ведёт Галина Владимировна Харина.
Ноябрь 1984.
От меня, сидевшей за вторым столиком, на кадре только локоть слева, мой брат и мама.

Что было необыкновенным в "Алых Парусах"? - Настрой. Настрой, перешедший от Лидии Александровны к Галине Владимировне. Это была семья. Это было место, которое значило не меньше, чем дом, а может, порой больше. В памяти не осталось никаких "занятий", это были не занятия, это был захватывающий праздник погружения в миры творчества. Мягко, но уверенно направляя каждого из нас к более корректному и доброжелательному общению, Галина Владимировна создавала атмосферу творчества и любви, атмосферу незаменимой ценности. Читая позже рукопись авторской программы Галины Владимировны, я встречала там упоминания каких-то учебных лекций, но в том и мастерство педагога, что я не помню лекций; все знания подавались в форме практических игр, работы над текстами. Иногда она находила и зачитывала нам произведения, написанные талантливыми детьми, именно детьми, нужно ли объяснять, насколько это вдохновляло и звало! И, конечно же, в такой атмосфере без всяких нарочитых правил хотелось писать о чём-то добром. Хотелось изнутри.

Поколения "алопарусовцев"

По словам Галины Владимировны, задумчиво припоминающей открытые Чижевским законы солнечной активности, жизнь в кружке шла волнами, времена затишья чередовались со временами расцвета. И наиболее ярких и дружных поколений было два. Одному из них принадлежала сама Галина Владимировна, вместе с известными челябинцам именами: Ася Горская, Кирилл Шишов, Аркадий Борченко, Леонид Туфленков и другие... Мы, кружковцы, тоже знали истории наших предшественников, они бережно хранились, как легенды и предания нашей литературной семьи. Листались старые вахтенные журналы, сохранившиеся с послевоенных времён. Годы жизни нашего города, нашей страны отражались в них десятилетие за десятилетием, преломляясь через детские и подростковые стихи, рассказы и повести. Рисунки, вырезки были вклеены с любовью, где-то были тексты, написанные от руки, где-то - отпечатанные на машинке. Архивные папки были настоящим богатством. Произведения старших выглядели на удивление зрело и отточенно. Это было порой лучше, лучше, чем целый ряд произведений "взрослых" и "признанных", публиковавшихся в периодике!.. В авторском слоге детей светится та непосредственная искренность, которая говорит с нашей душой напрямую...

Фото: на занятии "Алых Парусов". 1988 год.
Я в ближнем ряду вторая слева

Вторым особенным поколением стало моё. Наша жизнь за эти годы спаялась настолько тесно, что мы уже не воспринимали её как кружок Дворца пионеров. Когда мне и моим одногодкам по окончанию школы устроили "выпускной вечер", нам даже и в голову не пришло, что нас как бы выпускают и пора перестать приходить. Наоборот, мы продолжили приводить в кружок новых литературных товарищей, теперь уже из института. Помню своё недоумение, когда в заполненной до отказа комнате Галина Владимировна пожаловалась, что в старшей группе у неё - недобор. Только в тот момент мы вспомнили, что пришли в учреждение для "пионеров и школьников", которое воспринимали как родной дом.


Фото: К выходу книги "Наш мир". 1994 год.
Директор Дворца творчества учащейся молодёжи Ю.П. Кропотов, Г.В. Харина и я.


Фото: Вот она, наша вторая семья... К выходу книги "Наш мир". 1994 год.
Некоторые ребята держат также книгу Л.А. Преображенской "Тяп-ляп" и давний сборник Алых Парусов "Алые Поля".

Шторм

Думаю, что рано ещё подводить итоги нашего поколения, которое родилось в Советском Союзе, а во взрослую жизнь входило в совершенно других реалиях и условиях, когда профессии и пути приходилось выбирать по жёстким рыночным соображениям. Стояли "лихие девяностые", общество штормило, и в какой-то момент жизнь нас разбросала. В мои старшие школьные годы планировалось, что постепенно у штурвала "Алых Парусов" встану я, приняв вахту от Галины Владимировны, но в жизни так не получилось. Ещё в начале института я почувствовала, что передо мной встают другие задачи и другие города - не смогу остаться бессменной хранительницей очага при челябинском Дворце. Другие же на эту должность, по оценкам Галины Владимировны, не совсем подходили - либо не обладали достаточными навыками, либо не знали и не разделяли истории и духа кружка.

Мы надеялись, что время ещё есть и новый капитан корабля ещё появится, но тут пришла беда. Сменилось руководство Дворца, и уникальное литературное объединение вдруг было объявлено ненужным и не приносящим "конкурсных бонусов". Это при том, что детские литературные конкурсы тогда были диковинной редкостью - попросту негде было участвовать, не с кем соревноваться!

Галине Владимировне пришлось покинуть дворец. Но это ещё полбеды. Как ни горько ей было оставлять летописи детства уральских писателей, летописи её собственного детства и юности, летописи её многочисленных воспитанников... она не забрала их себе. История рассудит, кто прав, кто виноват, главное, чтобы наследие оставалось, и однажды найдётся тот, кто сможет его снова вывести на свет. Так мы думали. Но того, что произошло в дальнейшем, мы никак не могли ожидать. Бесценные архивы кружка, которые принадлежали истории дворца, истории города Челябинска и Южного Урала, были выброшены на помойку и уничтожены!

Правда, остался набранный на компьютере сборник произведений парусовцев всех поколений, ранее нами готовившийся и не изданный, но в него вошло лишь небольшое количество стихотворений. Проза, стало быть, вовсе канула, и мало надежды на её воскрешение. Помню, как я пару годами ранее работала с этими папками, зачитываясь до утра, и как накатило странное чувство: хотелось ни за что не отдавать всё это, оставить себе. Или хотя бы сделать себе дубликат архива!.. Но потом я подумала, что нельзя так поступать без разрешения Дворца. Позже Галина Владимировна говорила, что и она боролась с подобным желанием - прибежать, прижать к сердцу, унести, сохранить... Надо было нам верить сердцу, а не рассудку!  

К слову сказать, в начале 2010-х годов во Дворце на Алом Поле вновь открыт литературный кружок под названием "Алые Паруса", но это уже совсем другой коллектив, перенявший только название, у него будет другая, своя атмосфера и история.

Музей Лидии Александровны Преображенской и литобъединения "Алые Паруса"


Фото: В Музее Л.А. Преображенской

Несколько лет назад всё же нашёлся человек, который смог подхватить и сберечь тающие страницы истории. Большой энтузиаст своего дела и удивительный человек, директор челябинской библиотеки №10 Любовь Александровна Тарико. Она добилась присвоения библиотеке имени Л.А. Преображенской и создала в небольшой комнате Музей Лидии Александровны. Об этом музее, библиотеке и их хранителе я ещё расскажу на отдельной страничке. А пока - две фотографии: на одной из них Любовь Александровна показывает снимок, на котором есть и я тоже (у меня он не сохранился), а другая - с одной из встреч в Музее Л.А. Преображенской.

Сбор музейного архива только начат, надеемся, что он будет пополняться.


Фото: Л.А. Тарико рассказывает о созданном ею музее. 2015


Фото: Галина Владимировна Харина и сын писательницы Анатолий Сергеевич Преображенский. 2015.


  Другие статьи этого цикла:




Назад в раздел



Дорогие читатели, автор всегда  рад вашим отзывам, вопросам, комментариям!
 
www.positive-lit.ru. В поисках пути Человека. Позитивная, жизнеутверждающая литература. (с) Екатерина Грачёва.