www.positive-lit.ru
Памятник Первопечатнику Ивану Фёдорову
Читать всего совсем не нужно;
нужно читать то, что
отвечает на возникшие в душе вопросы.

Лев Толстой
ПОЗИТИВНАЯ, ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩАЯ ЛИТЕРАТУРА






ИЗ КНИЖНОГО КАТАЛОГА

ЖИВОПИСЦЫ О КНИГАХ

АВТОРИЗАЦИЯ
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация




Эйнштейн

 
Эйнштейн


Эйнштейн...

Это была одна из моих причуд. Собственно, что я знаю об Эйнштейне? Он подарил людям теорию относительности. И ещё, как я слышала, он долгие годы ходил в одной и той же куртке, которая при надобности заменяла ему официальный пиджак. Больше я ничего не знаю об этом человеке.

Наверное, его очень, очень интересовала неизвестная мне таинственная теория.

А меня интересовали перевоплощения. Это такая вещь, когда забываешь, что ты — это ты, и начинаешь представлять себя тем, кого пока ещё совсем не знаешь.

Мне приходилось бывать трамваем; мои суставы звенели, в моих проводах гудели токи высоких напряжений... мне необходимо было лететь, чтобы успеть в срок привезти к цели учёных, матерей с ребятами, юных влюблённых... и я летел. Трамвай — очень важное звено в жизни города!

Но не у всех получается успевать. Вот огрызок замечательного карандаша, выкинутого из-за своего роста каким-то небережным человеком... Грифель готов к работе, но уже не успеет провести свою неповторимую линию, если его не подберут заботливые руки.

Или рубанок — знаете, как чувствует себя рубанок, недавно попавший в тёмную пыльную кладовку, где никто уже не помнит таких вещей, как Солнце и Рабочие руки? Сколько веры нужно такому рубанку, чтобы не заржаветь!

А сегодня я — Эйнштейн.

Тёмным зимним вечером я выхожу от бабушки и направляюсь к остановке... Нет, пожалуй, раз я Эйнштейн, то я прохожу мимо. Ведь непростительно тратить деньги на билет, когда они нужны для исследований, и непростительно лишать себя времени для уединённого размышления.

Мимо катят усталые автобусы. Толкаются внутри, в тепле, сытые недовольные люди.

Эх, люди, люди! Знаете ли вы, что в этот морозный вечер где-то по улице идёт великий человек? Он счастлив, этот человек, и что ему излишество машин, когда у него и без того есть ноги? Негасимое пламя творческой мысли — вот без чего невозможно существование человека.

О, если бы можно было отдавать всё свое время мысли и работе! Но мама сказала мне утром:

— Купи хлеба. Два батона и сахарные булочки. Купи хлеба… Альберт.

Я должен накормить семью. И я иду в магазин.

Хлеб!.. Если бы у меня теперь были деньги, я бы купил четверть ржаной краюхи и ел бы её весь день, или даже два, а может быть, забыл бы о голоде и отложил всё без остатка на будущую подзорную трубу для исследований дальних миров. Ах, люди, вы не знаете, как дорого стоят Эйнштейнам их подзорные трубы и скольким ради них приходится поступиться. Пожалуй, надо купить ещё бумаги для записей, но тогда доживу ли до трубы? Нет, нет, на бумаге тоже можно сэкономить, — я буду запоминать. Сейчас зима, и удобно вести расчёты на заледенелом стекле или даже палочкой на снегу. Потом, холод помогает забыть о голоде, либо наоборот — голод делает холод смешным... а Теория Относительности, соотнося всё это со звёздами, заставляет всё моё существо ликовать, обращая взор к небу. Звёзды! Попробуйте-ка отнимите у меня мои звёзды!

Да нет же, что я говорю — наоборот, возьмите. Возьмите все, все мои звёзды — ах, если бы вы смогли увидеть хоть одну! Но ничего, когда у меня наконец-то будет труба — может быть, вы хоть тогда захотите взглянуть через неё наверх?

Но вы сидите в тёплых автобусах, и они относят вас прочь от звёзд к телевизорам и кроватям, к которым вы относитесь, как к устойчивому и непреложному...

В этой Беспредельности, где воздух наполнен голосами дальних галактик, а Земля — крошечная в огромном космосе точка, но всё-таки наша родная планета — задыхается от автобусной гари, захлёбывается вулканическими всхлипами… в этом напряжённом мире кто-то может ссориться из-за неприбитого гвоздя и недосоленного супа! Люди! Корабль ваш тонет, бросайте свои сундуки, бегите к вёслам, закрывайте собой пробоины, вами же и сделанные... Никто не спасёт вас, кроме вас самих!

А я ведь выживу. Выживу в холоде, голоде, враждебности — выживу и сделаю всё, что смогу, чтобы хотя бы на крошечный вздох приблизить к вам Небо. Об одном прошу вас — возьмите! Сумейте хотя бы взять, и может быть, когда-нибудь научитесь и давать. Может быть, ещё чуть-чуть корабль планеты продержится. Может быть, продержится, и успеет прийти новый Эйнштейн, я знаю, он придёт, он будет идти от бабушки домой с сахарными булочками в пакете, и вдруг остановится и крикнет громче грома:

— Что сделаю я для людей?!*

А может быть, и не крикнет, а только горько заплачет, упав на колени в снег — от того, что не смог и десяти минут пробыть Эйнштейном, от того, что слишком тяжела оказалась ноша...

Но он встанет, этот юный Эйнштейн, и упрямо пойдёт вперед, навстречу работе — потому что тот, кто ощутил Беспредельность, не сможет больше хвататься за свой сундук. Вот это уж я знаю совершенно твёрдо.

январь 1997


* Из горьковской легенды о Данко




Дорогие читатели, автор всегда  рад вашим отзывам, вопросам, комментариям!
 
(c) Все права на воспроизведение авторских материалов принадлежат Екатерине Грачёвой. Цитирование приветствуется только при наличии гиперссылки на источник. Самовольная перепубликация не приветствуется, а преследуется по закону. Если вы хотите пригласить меня в какой-то проект, сделайте это легально. (написать >>>)
www.positive-lit.ru. В поисках пути Человека. Позитивная, жизнеутверждающая литература. (с) Екатерина Грачёва.