www.positive-lit.ru
Памятник Первопечатнику Ивану Фёдорову
Читать всего совсем не нужно;
нужно читать то, что
отвечает на возникшие в душе вопросы.

Лев Толстой
ПОЗИТИВНАЯ, ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩАЯ ЛИТЕРАТУРА






ИЗ КНИЖНОГО КАТАЛОГА

ЖИВОПИСЦЫ О КНИГАХ

АВТОРИЗАЦИЯ
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация




Роман "Где кончаются рельсы": Насколько философия героев терпима к другим философиям?.. - диалог с Галиной

 
Роман "Где кончаются рельсы": Насколько философия героев терпима к другим философиям?.. - диалог с Галиной


Спасибо Вам за книгу! Интересно и полезно было читать про такой совсем другой взгляд на мир. Отчасти, это была проверка на прочность собственных убеждений, как, наверное, чтение любой сильной книги. Обязательно дам "Где кончаются рельсы" своим ближайшим друзьям, мне хочется узнать их мнение о Вашей идеологии. (извините, если это неправильная формулировка).

Хочу задать Вам несколько вопросов - я не до конца поняла позицию, изложенную в книге.

Во-первых, то, что связано с курением-питием-вегетарианством-сексом-телевизором. Герои книги на этот счет очень категоричны: "кто курит - тот не папа", и так по всем пунктам. Это действительно принципиальная позиция? То есть, если человек не мусорит, не забивает голову хламом и не занимается саморазрушением (с Вашей точки зрения), он - "наш" (вернее, "ваш")? Или же принципиальны другие вещи, о которых тоже много говорится, но которые сложнее вычленить - вроде уважения к выбору другого человека, созидательности работы, и т.п.? Или абсолютно принципиально и то, и другое? Что является необходимым, и что достаточным?

Другой вопрос. Насколько Ваша философия (Ваших героев, если это не одно и то же) терпима к другим философиям? Книга написано достаточно нетерпимым языком, так, что даже коробило поначалу - как будто мне грубят, не зная еще, кто я.

Старший Волчанский говорит отцу Ксюши, что Люба - "кто", и Ксюша - "кто", и по ряду позиций они враги. А есть ли другие "кто", с третьим (четвертым, пятым..) мировоззрением, и не враги Вам? А другие "кто", которые друзья?

Буду очень благодарна за ответы, когда у Вас будет на это время.

С уважением,

Галина

P.S. Все это письмо и любую его часть Вы можете цитировать и использовать как отзыв, где угодно, на Ваше усмотрение.


Галина, добрый день!

Большое спасибо за письмо.

Вы задаете симпатичные мне вопросы (хотя для меня в их постановке было слишком много "математики", которой живые люди не измеряются), и потому я буду отвечать не в двух словах.

Еще со школы мне гораздо более нравился Достоевский, нежели Толстой, потому что Достоевский позволял своим героям дискутировать, а читателю - участвовать в этих спорах и принимать ту или иную точку зрения. Конечно, у Достоевского были свои воззрения, и он к ним читателя подводил, но он не излагал их напрямую. Вот "Братья Карамазовы", спор Ивана и Алеши. Иван сыплет логичными доводами на протяжении многих страниц, Алеша же на его речи словесных доводов не имеет - он целует брата, и по большому счету это весь его ответ. Так кто из них прав и какого мнения придерживается Достоевский? Чтобы это понять, надо прочитать все произведения Достоевского не на один раз. И окажется, что у Достоевского совершенно третье мнение, которое составляется из множества мнений его персонажей.

Мне такой способ изложения всегда был наиболее близок. Я беру характеры, которые мне интересны, я помещаю их в интересные для меня обстоятельства, а дальше моя власть по большому счету кончается. Я пишу отдельные главы, описывая события глазами различных персонажей. И вместе с читателем наблюдаю и изучаю, в чем правы мои персонажи, в чем не правы. Точнее, даже не так - я вижу, куда приходят мои персонажи со своими мнениями и поступками. А "ХОРОШО" это или "ПЛОХО" - каждый читатель решает для себя сам. Я в том числе.

Но далеко не все читатели сразу это понимают - и начинают искать "голос автора", приписывать его кому-то из персонажей, делать из этого различные выводы. Все дело в том, что с самой школьной парты нас отучают от диалога и приучают к монологу. Мы привыкли, что учебники дают нам истину о том, что земля круглая, что в Австралии живут кенгуру, что дважды два четыре. Например, я очень хорошо помню, как получила в школе тройку с минусом за собственное мнение об "Отцах и детях", потому что оно не совпадало с учебно-методическим, а потом уже студенткой в университете прочитала статью какого-то заслуженного литературоведа: мол, "сенсация, мы столько десятилетий не понимали Тургенева, и только теперь стало ясно, что он хотел сказать то-то и то-то", - и дальше излагалась точь-в-точь моя точка зрения. Наверное, теперь та учительница ставит тройки за непонимание новой концепции Тургенева. А потом придет третья, четвертая...

А как противовес памятна мне одна необычная педагогическая книжка про "школу диалога". "Дети, - говорит учитель, - плоская земля или круглая?" - "Кру-углая!" - хором отвечают дети (мол, что за детсадовский вопрос!). - "А вот и нет, - говорит учитель, - вот и неправда. Это для меня она круглая. А для вас она пока что очень плоская. Потому что чем вы мне докажете, что она круглая, если отнять у вас учебник?" - и в этот момент наступает "точка удивления". Кончаются стадные суеверия... и начинается мышление. Мышление, учиться которому мы во многом разучились!

Я пишу для того, чтобы люди задумались. Я приглашаю их понаблюдать за той жизнью, которую знаю я, и сделать из этого собственные выводы. Кстати, читатель все равно не сделает тех выводов, к которым он не готов, ведь у каждого свой собственный опыт. И потому именно так люди и реагируют: каждый по-своему. Про одного и того же героя один читатель говорит: "Какой он нетерпимый", - а другой: "С каким поразительным уважением и терпением он относится к людям иных мировоззрений". Я нисколько не шучу и не преувеличиваю! И это не единичные случаи, это происходит постоянно.

Ну вот, а теперь к вопросам.

1. Насчет "кто курит - тот не папа". Напоминаю эпизод:

"... - Бы! Бы! - возгласил Мишенька, болтая шариком. - Папа!

- Богатый ты, брат Мишка, - сказал Дема. - Тебе небось каждый встречный - папа, кто не в юбке, а? Ну, у кого еще на свете столько пап? Иди к папе, посмотри на мир с высоты двух метров...

- Осторожнее, - заметила мама. - Он же все понимает. Потом потребует с меня папу, где я его возьму? Они на дороге не валяются.

- Мишка, которые на дороге не валяются - это не папы, понял? - наставительно сказал Дёма. - И которые с палочкой дымучей в зубах - тоже тебе не папы. Запомни, брат, накрепко... Чего хохочешь? А, юный парикмахер, ну конечно, разве это прическа у папы, это не прическа, это какое-то интеллигентское недоразумение, надо все по-другому, по-модному, правильно я тебя понял? А уши - да разумеется, зачем человеку уши, если их нельзя откручивать? Это ты, брат, верно догадался..."

Галина, ну где же здесь "необходимое и достаточное"? Человек вовсю увлечен слововертушками и шутками. Его забавляет игра слов. Да, конечно, он считает, что быть алкоголиком или курильщиком плохо. Сами алкоголики и те прекрасно знают, что это их не красит. Но на основе "курит или не курит" выводить человеку вердикт - это уж слишком. Если бы Дёма в самом деле придерживался каких-то ортодоксальных взглядов, разве любил бы он своего отца? А он любит отца.

2. "Что необходимо и достаточно". - Для чего именно? Чтобы выйти замуж? Чтобы быть друзьями? Чтобы сотрудничать? Чтобы не враждовать?

По моему мнению, каждый человек имеет священную свободу выбора. При этом в мире существует закон, который приводит человека к тем последствиям, причины которых он сам заложил. Одна отрицательная и положительная черта характера, взятая в данной точке времени и отдельно от всех прочих черт, не дает о человеке почти никакого понятия. В то же время все черты его характера в совокупности, развивающиеся на протяжении всей его жизни, обязательно приводят его к тому или иному итогу: он может стать подлецом или героем, учителем рисования или летчиком, ярко выраженной индивидуальностью или никем. И в какой-то момент итог этот становится очевиден всем. А пока этот момент не настал, каждый волен сам выбирать: верит ли он в этого конкретного человека, хочет ли он с этим человеком общаться, как и зачем.

Среди тех людей, которым я пожимала когда-то руки от всей души, есть ученый интеллигент и есть автостопщик, есть художница и есть политик, есть люди различных верований и различных слоев общества, есть ортодоксальный трезвенник и есть человек, который оставался мне дорог и в ту минуту, когда не мог удержаться на ногах от количества выпитого. Мне были близки разные люди, и со временем одни становились еще ближе, а другие отдалялись. А почему - этого не перечислишь в списке.

Впрочем, если говорить глобально, то определение "необходимости и достаточности" единства геометрически просто, и оно верно при любых обстоятельствах, эпохах и характерах. Если люди идут к одной цели и верны своему пути, они непременно встретятся там, куда они шли. Если же они идут к разным целям, они обречены рано или поздно разойтись.

Остальное - вопрос времени и обстоятельств.

3. "Насколько философия ваших героев терпима к другим философиям?"

Кого вы имеете в виду под "моими героями"? У разных героев по-разному.

Для Любоньки, например, "все просто: один старт, один финиш и один победитель, а остальные побежденные".

Для Павлуши полностью наоборот: "Не старайтесь стать первым, постарайтесь стать единственным".

Для Володи вот так: "Враг - это больно и непродуктивно, поэтому я не имею врагов и стараюсь, чтобы ближние мои не имели их тоже".

Для Ксюши - наверное, наиболее точно это, хотя это и фрагмент чужого сна: "знать можно только того, кого любишь ... [её] не люблю, и поэтому, именно поэтому я ей не судья. И ты ей не судья. Сначала научись любить. А когда научишься, тебе некого будет прощать, потому что мир станет для тебя един. И исчезнет вопрос о том, кто виноват. Останется только вопрос - что делать".

Это я листала роман и выписывала фразы, которые мне попались. Персонажей много, на каждого выписывать не стану.

Дело еще и в том, как понимать это самое уважение к другой идеологии? Для Володи уважение выражается в вежливых поклонах Павлу, которого он считает дурным человеком, и Любонька, только что назвавшая Павла "тараканом", пытается называть его на "вы" и припомнить отчество, только под конец немножко не выдерживает: "Павел Ва... как вас там..." - "Там меня Павлуша", - с иронией отвечает он. Павел выражается покрепче и попрямее, и людей презирает в открытую и вызывающе, но он отнюдь не полезет в чужую жизнь с намерением навести в ней свои порядки, и считает, что уважение именно в этом заключается. Вот, пожалуйста, две крайности, хотя на самом деле их не две, а двести две.

Лично я - люблю, когда люди разграничиваются. Не для антагонизма, а как раз для того, чтобы не мешать друг другу. Посели ученого среди спортсменов - ему будет плохо. Посели спортсмена среди ученых - ему тоже будет плохо. Ученым и спортсменам нужно объединяться только там, где это уместно, для какого-то совместного дела, для какой-то цели, важность которой признают все участники; если этого нет, то это повлечет лишь взаимное непонимание.

4. "по ряду позиций они враги. А есть ли другие "кто", (...) и не враги Вам?"

Прошу прощения, я не поняла вопроса, но попробую ответить.

По ряду позиций - это и есть по ряду позиций. Если создать такие условия, где "враждебные" позиции не будут пересекаться, то на этой нейтральной территории возможно самое плодотворное сотрудничество. Но по большому счету это все равно сидение на "пороховой бочке", которая в любую минуту может подорваться, поэтому сама я стараюсь таких ситуаций избегать, по принципу "я не так богата, чтобы покупать дешевые вещи". Бытию "с кем попало", как мне кажется, всегда предпочитала одиночество.

Если же позиции не враждебны, а просто различны (как, к примеру, различны методы художественного и научного восприятия мира), то, собственно... сколько людей, столько и мнений и мировоззрений, и это ничуть не мешает людям сходиться и состраивать совместную общую гармонию, когда есть на то их воля.

4. Почему моя манера может показаться вам нетерпимой

Над этим вопросом думала дольше всего. С одной стороны, не слишком-то располагает к елейности сам сюжет. Людям надо вырваться из несозвучной им среды, битва - она и есть битва.

Но дело не только в этом. Ведь каков бы ни был сюжет, все равно, ведь большинство читателей (во всяком случае, из тех, кто читал роман до сих пор), вовсе не сочли язык "нетерпимым". Не знаю, может быть, вы что-то по-своему истолковали и приняли "на свой счет"? Был такой случай: одна женщина, которая усмотрела в образе Юли Липатовой свои черты (потому что я взяла из ее жизни несколько сюжетных штрихов), тут же подсознательно отождествила эту Юлю с собой, приписав ей все свойства своего характера, и уже не могла избавиться от такой "предустановки" во время дальнейшего чтения. От этого она искренне недоумевала, почему Юля поступает совсем не так, как поступала бы она сама, и сказала, что, мол, все в книжке в порядке, только Юля какая-то неправильная и не похожа сама на себя.

А в-третьих, вот ещё что. Галина, я видела вас в течение минут пятнадцати. И у меня создалось впечатление, что вы человек деликатный, тонкий, скорее интеллектуальный и с чувством эмоциональной гармонии. А я человек в большей степени прямой, откровенный, и поверх интеллекта для меня более значимы понятия "справедливости" и "истины", которые имеют иную природу, нежели интеллект и эмоции. И потому у нас должны быть немного разные типы поведения, хотя при этом говорить мы можем о сходных вещах.

Что вы подумаете о двух мужчинах, сидящих за столом друг против друга, спорящих, почти кричащих и едва ли не лупящих кулаком по столу? Одна из бывших в помещении женщин пыталась их разнять, думая, что они ссорятся. Но они не ссорились. Это было выражение страстной заинтересованности в предмете разговора. И они в итоге остались очень довольны друг другом и горячей беседой. Такой темперамент, такой тип поведения. Я его не поддерживаю, но понимаю.

У разных людей в обществе разное назначение. Одному важнее всего выражать утонченность, другому - правдивость, третьему - искренний порыв, четвертому - терпение... Важна каждая из этих черт, но все равно что-то будет лейтмотивом. Это правильно, каждый хорош на своем месте.

Вы поразительно похожи на "Рождение Венеры" Боттичелли. До того, как я увидела вас, мне несколько не нравилась манера Боттичелли - казалась не вполне естественной. После того, как я увидела вас, я начала Боттичелли любоваться. Возможно, когда вы встретите в жизни живых людей с чертами моих персонажей, вы тоже увидите, как они сердечны, например...

Еще раз спасибо и всего вам самого доброго!..

Катерина Грачёва



Назад в раздел


Дорогие читатели, автор всегда  рад вашим отзывам, вопросам, комментариям!
 
(c) Все права на воспроизведение авторских материалов принадлежат Екатерине Грачёвой. Цитирование приветствуется только при наличии гиперссылки на источник. Самовольная перепубликация не приветствуется, а преследуется по закону. Если вы хотите пригласить меня в какой-то проект, сделайте это легально. (написать >>>)
www.positive-lit.ru. В поисках пути Человека. Позитивная, жизнеутверждающая литература. (с) Екатерина Грачёва.