www.positive-lit.ru
Памятник Первопечатнику Ивану Фёдорову
Читать всего совсем не нужно;
нужно читать то, что
отвечает на возникшие в душе вопросы.

Лев Толстой
ПОЗИТИВНАЯ, ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩАЯ ЛИТЕРАТУРА






ИЗ КНИЖНОГО КАТАЛОГА

ЖИВОПИСЦЫ О КНИГАХ

АВТОРИЗАЦИЯ
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация




4. ЗАЧЕМ?

 
4. ЗАЧЕМ?


Игра окончилась. Тренер пересчитал цифры и начал объявлять результаты. Татка напряжённо ожидала развязки и решения тренера…

— В моих очках ошибка! — подскочил Тайгер. — У меня на шестьдесят больше!

— Да? Подходи, пересчитаем вместе…

Они вместе склонились над ворохом бумажек на тренерском столе, пошуршали ими, и Тайгер воскликнул:

— Вот, вот где всё напутано! Всё наоборот, тут мои 80, а 20 — продавца…

— Татка, как вы сыграли с Тайгером? — поднял голову тренер.

— Все документы у вас, — бесстрастно ответила Татка, встав, как с обрыва нырнув, и никто ещё ничего не знал. — В них всё указано.

— Вот наглёж! — взорвался Тайгер. — Ты!.. Ничего себе! Пользуешься ошибкой? Твоя же ошибка и есть, криворукая, не умеешь нормально документ оставить! Стас, Жека, Лёша, вы рядом сидели, подтвердите, парни, что это мои 80! Да не только они, все слышали! Да я клянусь!..

— Татка? — снова уточнил тренер под нестройное поддакивание аудитории.

— Документы, которые подписал Алекс Тайгер собственноручно и в полном сознании, у вас в руках, — ответила Татка, чувствуя, как немеют пальцы и стучит в ушах.

— Я понимаю, что это приятная для тебя описка, и ты можешь ей воспользоваться, но корректнее признать это, разве нет? — удивлённо поднял бровь тренер. — Ведь ты же согласна, что это случайность, и что ты обещала ему продать галстуки за 20 хендриков?

— Нет. Я никогда такого не обещала. Я обещала, что не уступлю больше, чем 30 на 70. А он требовал продать по 10 и вёл себя по-хамски. Под конец я составила докмент, Алекс его подписал. Этот документ перед вами.

Тайгер сорвался с места, так что его уже придерживали, кричал непечатное, жестикулировал, негодовал:

— Это обман! Это подлог!

Раздалось несколько восклицаний в его поддержку, и тогда он вовсе выкинул гладиаторский «палец вниз», не забыв блеснуть эрудицией:

— Hoc habet! Дисквалификацию! Вон из игры!

— Попридержи коней, Тайгер. Татка, я понял ситуацию, но я хочу напомнить тебе. Стоит ли так стоять на своём? Ведь ты можешь вообще не участвовать в дальнейших соревнованиях.

— Эй, это уже слишком! — подскочила Жанка. — Засчитайте сделку как проваленную, а отстранять-то за что?

— Ничего она не проваленная, там 80 моих хендриков! — огрызнулся Тайгер.

— Я не говорил об отстранении, — сказал тренер.

— А как тогда как понимать ваше запугивание?! — бушевала Жанка.

— Татка — капитан будущей сборной, — сказал тренер. — И владелец двухкассетника. Поэтому в оставшихся конкурсах вольна участвовать или не участвовать чисто по желанию.

— Эта чучундра ещё и Ковчег? — чуть не задохнулся Тайгер.

— Тайгер. Если ты всё ещё надеешься победить, немудро называть своего возможного начальника чучундрой. Татка, повторяю, тебе для победы не нужны игровые очки. Ты до сих пор отказываешься уступить?

— Да я тебе этот кассетник об голову расшибу, — прошипел Тайгер.

— Вот так же он вёл себя и в игре, — холодно и ровно отметила Татка. — А я очень не люблю, когда меня пытаются продавить и уничтожить. Я умею уступать, прощать, дарить, но я исключительно не люблю, когда меня пытаются уничтожить. Моё поведение — ответ на его поведение. Да, я не озвучивала, что пишу в договоре, но и не скрывала. Алекс сам не дал себе труда прочесть, под чем подписывается — это халатность.

— Нда-а… — покачал головой тренер под нестройный тихий говор. — Нехорошая игра… Татка, ты понимаешь, что такими действиями ты навсегда лишаешься в обществе репутации честного партнёра?

— За свою репутацию отвечу обществу, если оно спросит, — ответила Татка. — А этот партнёр сам поставил себя за рамки человеческих отношений. При этом у него были уши, чтобы слышать моё обещание, и глаза, чтобы увидеть, что он подписывает. Тот, кто играет так жёстко, как Тайгер, должен иногда вспоминать русские слова: «Кто к нам с мечом придёт, тот от меча и погибнет». Но это о мечах, а дела с бумажками решают суды. Судебную власть здесь олицетворяете вы, за вами и решение. На самом деле мне не столь важно, что решит по этому поводу суд, хоть официальный, хоть неофициальный, и дело не в том, что мне не нужны очки. Я была готова и к тому, что вы можете меня исключить из-за моего поступка, и магнитофон тот самый отнять, естественно. И что больше того — мне перед самой собой стыдно и противно идти на такой обман, даже если формально всё безукоризненно. Но я никому не позволю вот так запросто меня продавливать силой. Если только это надо будет терпеть ради какой-то очень великой цели. Я, видите ли, чучундра и неудачник, а он, стало быть, сверхчеловек.

В аудитории поднялся шум. Теперь многие были за Татку.

— Алекс, а ты не хочешь попробовать извиниться? — предложил тренер. — Мне кажется, в данном случае это многое изменит...

— Что? Извиниться? Ради шестидесяти очков? Хах!..

— Тренер, я и без извинений признаю, что поступила нехорошо, но решения обратно не заберу, — сказала Татка. — Если вы хотите начислять ему очки или ещё что-то, делайте это от своего имени, на то у вас и власть.

— Изумительная ситуация, — покачал головой тренер. — Я не понял, это ты уже мне ультиматум выдвигаешь и меня перед выбором ставишь?

— Татка, вредина, сдайся уже! Ты же сейчас всё испортишь! — возопила Жанка.

— Вот! Вот! Теперь вы видите, как она охамела?! — обрадовался Тайгер.

— Ультиматумы адресуют равным соперникам, — возразила Татка. — А вы создатель игры и всех её правил, обладающий полной властью, которому пешка докладывает о своём игровом шаге. Вы даже не шахматист, вы монарх и Джокер, вы же сами об этом не раз говорили. Поэтому я думаю, что заведомо не могу быть к вам непочтительной, принимая свои решения.

Тренер помолчал в неподвижной позе, смотря то ли на пол, то ли на перстень на обхватившей подбородок руке, так, как будто на несколько секунд превратился в выключенного робота. Потом резко возвратился в жизнь и заключил:

— Я засчитываю документ. Алекс, на нём твоя неподдельная добровольная подпись. И всех я прошу запомнить: жёсткость порождает жёсткость. Тайгер пострадал не безвинно. Однако Татке стоит задуматься, что произошло бы с ней дальше, случись подобное в реальном мире бизнеса.

— Повторись это снова в игре, я сыграла бы в ноль и обвалила бы его честно, — ответила Татка. — А в жизни — не знаю. Жизнь сложнее.

— Ты мне за всё ответишь, — пообещал Татке Алекс Тайгер.

Итоговый подсчёт хендриков показал, что Тайгер-Спрут из верхнего рейтинга вылетел с треском. С нулём хендриков вместо двадцати, если бы Татка в тот раз честно сыграла в ноль, его рейтинг был бы ещё ниже. Но для Тайгера это было уже неважно. Его переполняла ярость: у Татки среди продавцов третье место. Место, которое ей совершенно без надобности… Тем более, что Люда из-за этого четвёртая, а могла бы быть третьей, если бы Татка провалила ту сделку с Тайгером и набрала бы на эти роковые восемьдесят пять хендриков меньше…

— Людка. Ну что я за человек, а? Ну почему я так завелась? Если бы я его просто обвалила в ноль, ты бы сейчас вошла в тройку!

— Очки — ерунда, меня шокировал поступок, — ответила Люда. — Хотя если совсем честно… я рада, что его так показательно подрезали. Просто лучше бы это была не ты. Но с другой стороны, если я одобряю результат, не значит ли это, что по совести я должна одобрить и того, кто этого результата добился?

— Люд, меня пугает параллель с жизнью. Что в соревновании надо было сыграть в ноль — для меня уже очевидно. А в жизни, Люда? Тренер сказал, что обман порождает наказание, и первой мыслью было согласиться и решить, что в жизни надо было просто категорически отказаться от всякой сделки…

— Конечно, и тогда ты не виновна! — подтвердила Люда. — Потерять плохого клиента — это благо!

— Да в том-то и дело, что в этой ситуации Тайгер мне не клиент, а конкурент. И ему изначально было важно не галстуки купить, а меня потопить и по моей спине выбраться, понимаешь? Так вот, в жизни в океане рынка ты можешь быть самой хрустальной и милой рыбкой-вегетарианкой, но в нём всегда водятся хищники, которые одинаково глотают честных и бесчестных! Тот тип людей, которые признают только силу: или ты сильней, или я, третьего не дано. Понимаешь? И вот как вести себя с ними? Можно, конечно, молиться, чтоб они тебе не встретились, но если захочешь сделать что-то выше среднего, то непременно встретятся! И пугает меня не столько то, что встретятся, сколько то, что я, получается, не знаю, как с ними быть! Как правильно? Вот помнишь, Нелька говорила — мол, я женщина, и если выиграю по-мужски, цена победы будет больше самого выигрыша. Вот и у меня похожее. Обман — не та цена, которую я согласна платить за превосходство над противником. Нет, я не чистоплюй — как видишь, даже не хочу отказаться от своего манёвра, — но это не та цена, именно не та цена, понимаешь?

— Приходится принять, что мы с тобой сами не уверены, как правильно, — ответила Люда. — Будем считать, что у тебя теперь есть шанс почувствовать эту ситуацию в игровом масштабе. Расскажешь потом, каково оно… Сейчас-то ты мощно выглядела. Мне бы на такое пороху не хватило. Но вместо всяких рассуждений об океане рынка подумай лучше о том, что он может и месть задумать! А если он тебя подкараулит?

— Надеюсь, что знаю, как буду себя вести в подобном случае, — ответила Татка, стараясь не выглядеть подавленной. — Люд, ты, кажется, не понимаешь, о чём именно я жалею. Я жалею о том, какой метод использовала, но не о том, что выступила против Спрута. Понимаешь, иногда хочется преподать человеку урок, даже если понимаешь, что тебе это недёшево обойдётся. Он ведь что объявлял: или выполнишь приказ и получишь объедки, или утоплю с концами. И поступал он так, потому что считал меня слабой. Если я сейчас промолчу, потому что мне лишних проблем не надо, он же так и дальше пойдёт топтать кого послабей. И это уже не игра.

— Тата, ладно, я понимаю, когда конфликт уже начался, приходится воевать. Но объясни мне вот что. Тренер в самом начале ответил на расспросы, что победитель первого тура может дальше не играть. Ты не только продолжила играть, ты ещё и с Тайгером, которого терпеть не можешь, в состязание вступила. Почему? Зачем это тебе? Чтоб первей всех быть? Или выглядеть упорной?

— Нет. Выглядеть победителем мне, к сожалению, всегда хочется, только тут было бы выгодней выглядеть победителем первого тура, и никто не узнал бы, что я куда слабей в остальном. Наверное, я просто не хочу упускать шанса чему-то учиться. Всё, кроме стратегии продаж, мне тут неприятно. Но это шанс учиться.

— Учиться чему? Ты хочешь быть коммерсантом? Такого типа, когда торгуешься с кем-то о цене?

— Не думаю… Может быть, я хочу учиться вообще. Жизни. Это уже ты говорила: мол, мы тут не для того, чтоб играть и выигрывать, а чтоб учиться достигать намеченного и всё такое.

— Ну, тогда ты, кажется, выигрываешь! — воскликнула Люда. — По получению жизненных уроков! За пятьдесят секунд создать себе врага — это не каждому удаётся.

— Ты всё-таки меня осуждаешь, да?

— Нет. Я задумываюсь. Смотрю на тебя и о многом задумываюсь. Спасибо, что даёшь повод задуматься. Не хотелось бы мне о таком задумываться на собственном опыте.

Последующие соревнования проходили словно бы мимо. Татка играла автоматически, набирая какие-то средние баллы, ей было тошно и ничего не хотелось.

«Моя ли это игра? У меня точно нет никакого настроения играть, зачем я продолжаю? Просто так, чтобы не сдаться? Но ведь я сдалась. Играю как статист, только вид делаю. Это уже не игра. Это какая-то ерунда!»

Что начнётся потом, в сборной? Из них с Тайгером никогда не выйдет команды. Никогда…

Но Тайгеру почему-то не везло. Он проигрывал снова и снова, немного не добирая. Странно, у него в Спруте была такая слабенькая команда, вроде бы только тормозила его, почему же без команды он начал сдавать позиции?..



Назад в раздел


Дорогие читатели, автор всегда  рад вашим отзывам, вопросам, комментариям!
 
(c) Все права на воспроизведение авторских материалов принадлежат Екатерине Грачёвой. Цитирование приветствуется только при наличии гиперссылки на источник. Самовольная перепубликация не приветствуется, а преследуется по закону. Если вы хотите пригласить меня в какой-то проект, сделайте это легально. (написать >>>)
www.positive-lit.ru. В поисках пути Человека. Позитивная, жизнеутверждающая литература. (с) Екатерина Грачёва.