www.positive-lit.ru
Памятник Первопечатнику Ивану Фёдорову
Читать всего совсем не нужно;
нужно читать то, что
отвечает на возникшие в душе вопросы.

Лев Толстой
ПОЗИТИВНАЯ, ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩАЯ ЛИТЕРАТУРА






ИЗ КНИЖНОГО КАТАЛОГА

ЖИВОПИСЦЫ О КНИГАХ

АВТОРИЗАЦИЯ
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация




10. КАРАТИСТ И РЫЦАРИ

 
10. КАРАТИСТ И РЫЦАРИ


Когда все перекусили по второму разу, классная вдруг объявила, что сейчас в другом конце коридора празднуют гэшки, стало быть, объявляется общая дискотека. Порадовало это едва ли двух человек, Нельку и наиболее популярную Юленьку. Остальной класс потащился вслед с ворчанием и недовольством — классная умела настаивать.

Татка досадовала: если в своём классе она была как дома и могла сидеть за чаем во время медленных танцев, в чужом на угощение не наляжешь, придётся тоскливо подпирать стенку…

Однако всё пошло иначе. Она же нынче всем улыбалась, а гэшки знать не знали, что она чучундра и зануда. И на первый же танец её пригласили! Только кавалер ей достался весьма странный. То, что он был в кимоно и белых тапочках — это ещё ладно, но даже взгляд у него был какой-то инопланетный. Мало того, Татка раньше не танцевала медленных танцев, не считая тридцати секунд с Южаниным, и толком не знала, как это делается: куда класть руки, как двигаться — кажется, она делала это как-то не так, как все… Потому ли или по иной причине, но партнёр трижды наступил Татке на ногу и при этом говорил неизменное: «Извините». Еле дождавшись конца музыки, Татка сбежала к свободному месту у стенки, где Южанин безразлично-печально наблюдал, как Люда переходит из рук в руки.

— Интересный у тебя поклонник, — отметил он. — Когда он тебя приглашал, случайно не сказал: «Осс!» — или: «Кийя!»?

— Южка! Спаси меня! — внезапно воскликнула Татка, уцепив его за рукав: обычную скованность перевесил пережитый кошмар. — Этот тип в кимоно — ненормальный! Он отдавил мне все ноги, он двигается как робот, а смотрит как рыба!

— Все ноги отдавил? А сколько их у тебя? Обе две?

— Скажи, он до сих пор на меня смотрит или уже нет? Только, прошу тебя, не верти головой!

— Мм… да, смотрит. Я бы сказал, в упор.

— Спаси меня! Пожалуйста! Я его боюсь!

— И что ты под этим подразумеваешь? Думаешь, я способен между делом побить каратиста? Польщён предположением, но поищи другого энтузиаста…

— При чём тут побить? Просто пригласи меня на танец, чтоб каратист уже не смог!

Южанин глянул в сторону Люды, вздохнул и сказал:

— Ладно, идём. Это нелепое слияние классов, оно мне совершенно душу не греет, чего вы все так обрадовались… вот теперь получайте!

— Кто обрадовался? Я громче всех возмущалась! — ответила Татка.

Весь танец у них была общая тема: они бурно обсуждали то, какое это свинство — объединять классы.

На следующий танец Южанин позвал Люду, а Татка пошла прятаться в самый уголок, но её потрогали за плечо из-за спины:

— Разрешите?

И опять — «Извините… Извините…»

Почти без остановки прошло два танца, так что Татка даже не успела между ними сбежать.

— Я гляжу, Рыбий Глаз тебе понравился? — захихикал в перерыве Южанин. — На свадьбу пригласишь?

— Издеваешься? Был бы ты на моём месте…

— Слушай, а он на тебя точно запал. Опять идёт в нашу сторону, реально... И что ты на меня так глядишь — мне тебя теперь весь вечер спасать? Ты вроде с Серёгой сидишь, вот пусть он тебя и спасает!

— Разрешите?... — опять настиг Татку вопрос.

— Вообще-то мы разговариваем, это так незаметно? — отозвался Южанин.

— Заметно. Но вы же не танцуете. Поэтому я и спросил. И не у тебя вроде бы, почему ты отвечаешь? Или ты её парень?

Татка на секунду подумала, что Южку от такого вопроса перекосит, и он ответит что-нибудь очень обидное, но тот вдруг выдал:

— Ты перебил меня, знаешь ли. И мне это, как ни удивительно, не понравилось!

— Приношу извинения, что перебил. Но уже начался новый танец. Так вы разрешите пригласить вас? — не сдавался юноша в кимоно.

— Не разрешит, пока я с ней разговор не закончу, — заявил Южанин. — Пошли уже! Или так и будешь стоять?

Они опять вступили в поток танцующих.

— Да-а, ты и вправду влипла, — покачал головой Южка. — Теперь ещё и меня втянула. Мне что теперь, весь вечер на тебя убить? Я нанимался?

— Юж. Прости. Ты не представляешь, как он меня пугает. Знаешь, давай дотанцуем до двери, а потом я быстро выйду и убегу…

— Как ты это себе представляешь, отсюда — до двери, тут всех растолкать придётся… Не мельтеши! Просто давай соображай, кто твоя следующая жертва, не свешивай всё на меня одного! Или отправь его куда подальше прямым текстом, чего ты так трясёшься?

— Юж. Пожалуйста. Выведи меня отсюда. А через две минуты вернёшься, а я не вернусь… пожалуйста!

— Ладно, как хочешь… Странная ты.

Сбежав в свой класс — к счастью, его уже открыли — Татка спряталась в угол за наваленные одежды и притворилась спящей. Ну и вечер, мамочки! Но не сказать, чтоб ей совсем не повезло. Как это у неё хватило смелости пристать к Южанину?! Да и в целом приятно, когда тебя приглашают: свои не ценят, так чужие пристают… бр-р. Только не говорите, что после вечера это может продолжиться! Сколько там было обычных парней, нет, каратист какой-то ею заинтересовался… Да ещё так настойчиво, в чём дело-то?! У неё что, на лбу написано, что она и сама... Может, она невзначай прняла позу хейсоку-дачи или рэнодзи-дачи, и у него сработал условный рефлекс?

Пару раз одноклассники заглядывали в кабинет и забирали что-то из вещей. А потом вдруг заявились её сосед по парте Серёга и Лёша из финальной сборной:

— Эй, Серёг, точно, вот она… Татка! Что тебе сделал этот каратист? А ну рассказывай…

— Ничего, — удивлённо вскинулась она. — А откуда вы знаете? Просто ушла оттуда…

— Говори-говори, — велел Серёга. — И не переживай, мы ему хорошо объясним, чтобы он не высовывался…

— Парни, — изумлённо встала Татка. — Да вы чего? Нечего мне говорить, правда всё в порядке.

— Знаю я, как у тебя всё в порядке, — сказал Лёша. — Как я погляжу, у тебя и с Тайгером всё в порядке. А что он тебя бить ходил — это ерунда. Или слухи врут?

— Слухи, — усмехнулась Татка. — Включи логику: ты меня когда-нибудь битой видел?

— В этот раз не присматривался, а вот в пятом классе ты ходила с разбитым виском. С индейской бровью зелёного цвета. И широко улыбаясь, говорила подругам, что тебя задела бандитская пуля.

— На самом деле тогда меня братик младшенький наградил, — засмеялась Татка. — Он меня табуреткой стукнул за то, что я не хотела ему фломастер отдать, которым рисовала… Можете представить, какой переполох поднялся. Гости в панике, брат в ужасе, а я лежу с окровавленной головой на диванчике и наслаждаюсь ролью раненого. Мама была взволнована только в первые секунды, а как увидела, что я умудрилась второй раз ту же бровь расшибить, что и в дошкольном возрасте, так только что посмеиваться не начала. Перед братом она, конечно, выглядела скорбно и не отвечала определённо на его подвывания о том, умру я теперь или нет… В общем, дело домашнее. Никто меня не бьёт, не волнуйтесь. И вообще я недавно в секцию каратэ записалась, скоро сама буду грозой двора.

— Это твоё дело. Но чтоб гэшки кого-то из наших доставали — это уже дело общественное, — разъяснил Лёша.

— Так, она не хочет нам ничего говорить, имеет право, — вывел Серёга. — Идём. Сами разберёмся.

— Серёга! — Татка схватила его за запястье. — Да честно же! Да вы что! В чём вина этого парня-то? В том, что он меня на танец приглашает? А ещё на ноги наступает, вот преступление! Это что, повод для разборок? Он был очень вежливый и тактичный! Я сбежала именно потому, что мне совсем не хочется ему грубо отказывать, ведь он мне ничего плохого не сделал. Вот вам бы понравилось пригласить девушку на танец, а она ответит: «Отстань, надоел» — вам как, приятно будет такое услышать? Никому не приятно! Особенно если я ему вправду понравилась, так ему вдвое обидно будет! Серёг, я просто ушла, понимаешь?

— Нет, не понимаю, — упрямился он. — Не понимаю, почему девушка должна уходить с танцев из-за чьей-то навязчивости!

— Серёг, да я ведь и не люблю танцы. Мне даже удобно, что повод сбежать появился.

— Ты просила Южанина тебя спасти. Или он врёт?

— Я просила Южку потанцевать со мной, чтобы спасти от необходимости отказывать тому парню. Только и всего. Серёжа! Алёша! Ну что вы такие! И не надо сравнивать его с Тайгером. С Тайгером у меня действительно проблемы. Были. И кончились. Я скажу вам, что было, но сильно надеюсь, что дальше вас это не пойдёт, вы же не старушки какие-нибудь на лавочке... Не знаю, откуда слухи, но на его месте я бы молчала о его подвиге. Не бил он меня, так, злость сорвал, попинал по ногам, пока не выдохся, а я ждала, когда уже ему надоест. Причём сначала я его правда боялась, а потом, извините, когда увидела, что напинать меня он пришёл впятером, всем «Спрутом»…

Лёша присвистнул. Серёга поскрёб щёку.

— Вот именно. Поэтому я его не боюсь. Но враги, мстительно ждущие случая подставить подножку, мне без надобности, поэтому сегодня я пытаюсь оказывать ему знаки внимания, чтоб он уже удовлетворился этим вниманием, успокоился, и мстить ему стало бы лень. И произойдёт именно так. Так что проблемы уже нет. А если бы кто-то вмешался, стал заступаться, тут бы какая-нибудь бессмысленная вендетта на три года могла бы образоваться, и всё на пустом месте. Понимаете?

— Лёш, я что понял, так это что она выгораживает каратиста, чтоб не было вендетты. Пошли…

Татка в отчаянии подскочила и выпалила:

— Парни! Я вас уважаю очень, но если вы затеете разборки с этим гэшником, я пойду с ним танцевать весь вечер, а если этого будет мало, стану его подружкой, а вы станете посмешищем!

— Вот те, бабушка, и Юрьев день, — опешил Серёга. — Ты серьёзно?

— Да, она совершенно серьёзно, — подтвердил Лёша. — Угрожает она всегда всерьёз. Забудь об этом, и разойдёмся, раз она говорит, что всё в порядке.

— Тат, а чего, может, на самом деле он тебе, ну, это… нравится, и ты вроде как от волнения убегаешь? А до меня не доходит? — опять потёр щёку Серёга.

— Нет. Нет, он мне совершенно определённо не нравится. Вы оба нравитесь мне в сто раз больше, чем он. И мне даже не передать, как мне приятно, что вы хотели меня защитить, не потому что меня, а потому, что только так и надо было поступать. Но к счастью, на этот раз защищать никого не надо, это было недоразумение. Так что очень мудро, что вы сначала меня спросили. Серёг, вы тут передо мной стоите как два рыцаря из книжки, у меня на это даже слов не находится, так о чём ты вообще говоришь?

— Идём уже, рыцарь, — усмехнулся Лёша, потащив за собой Серёгу за шею. — Двигай латами, не превращайся в музейный экспонат…



Назад в раздел


Дорогие читатели, автор всегда  рад вашим отзывам, вопросам, комментариям!
 
(c) Все права на воспроизведение авторских материалов принадлежат Екатерине Грачёвой. Цитирование приветствуется только при наличии гиперссылки на источник. Самовольная перепубликация не приветствуется, а преследуется по закону. Если вы хотите пригласить меня в какой-то проект, сделайте это легально. (написать >>>)
www.positive-lit.ru. В поисках пути Человека. Позитивная, жизнеутверждающая литература. (с) Екатерина Грачёва.