www.positive-lit.ru
Памятник Первопечатнику Ивану Фёдорову
Читать всего совсем не нужно;
нужно читать то, что
отвечает на возникшие в душе вопросы.

Лев Толстой
ПОЗИТИВНАЯ, ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩАЯ ЛИТЕРАТУРА






ИЗ КНИЖНОГО КАТАЛОГА

ЖИВОПИСЦЫ О КНИГАХ

АВТОРИЗАЦИЯ
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация




6. Дом

 


Артём заглянул в колодец, гукнул, крутнул тяжелый вертел.

— Уу! Буу. Йо-хоо! Веч-но-о-паз-ды-ва-ют-э-ти-дев-чон-...

— Но-но, — сказали сверху. Артём поднял голову. Следопыт сидел на третьей снизу развилке и качал босыми ногами.

— Опять штучки древесные, — сказал Непобедимый. — И вообще, не сыпь мне...

— Соль на рану? — спросил Следопыт, пытаясь нащупать ногой нижние ветви.

— Сор на голову! — сердито закончил Артём. — А драться я не стану. Что ты мне, враг какой? Если хочешь, я извиняюсь, только я все равно не пойму, для чего ты Лисьего Шага защищаешь. Она про тебя рассказывает, будто ты знала, что это ты переезжаешь в Малинник, и поэтому всех отговаривала объявлять бойкот. Из трусости.

Настя спрыгнула на землю. Уткнулась лбом в кленовое плечо.

— Наверное, она и правда так... поняла... Наверное. А я и вправду один раз подумала: а что, если бы я была на месте этого ребёнка, которому объявят бойкот? Ведь он ни в чём не виноват! Ведь все люди.

— Какое такое наверное! — возмутился Артём. — Про тебя врут, а тебе всё равно.

— А вдруг ты тоже её не так понял, — сказала Настя. — Разве можно про неё гадости рассказывать! Надо... уметь прощать.

— Тогда тебе всю жизнь будут нечестные бойкоты объявлять, — сердито сказал Артём. — И всякие там вруши будут побеждать.

— Ну и пусть. Значит, я буду один, — Следопыт нахмурил брови. — Обойдусь. А только я не хочу врать и обижать, и всё.

— Разве так проживёшь? — спросил Артём.

— Не знаю, — Следопыт поежился. — Только я не собираюсь врать и обижать.

— Замёрзла, — озабоченно сказал Артём. — Делать тебе нечего, ходишь неодетая на ночь глядя. Возьми куртку. А хочешь, разведём костер? У меня спички есть.

— Ты что, нельзя. Увидят. А вдруг что-то сгорит!

— Не увидят, потому что за колодцем. И не сгорит, потому что я умею с костром обращаться. Смотри. Сначала надо снять дёрн. Берёшь топор или нож и срезаешь верхний слой почвы, — Непобедимый достал ножик и стал деловито подрезать землю.

— Ой! Как коврик. А почему он не разваливается?

— Потому что тут трава, она корнями переплелась и держит землю, — Артём скатал травяной коврик и отнёс под тополь. — Это знаешь зачем? Деревяшки сгорят, останется зола, а сверху опять положим дёрн. И трава будет расти как раньше. А то некоторые рыбаки жгут прямо на траве. Придёшь на берег, он весь как раненый... Насть, ты насобирай хвороста, а я тут видел неподалёку какие-то дощечки... сейчас приду.

Потом Артём выложил решётку из палочек, под неё подсунул кусок бересты и зажег, а когда огонь укрепился, составил ветки шалашиком. Скоро костерок уже тихонько трещал и посылал вверх струйки искорок.

— Потрясающе что ты умеешь, я не умею… — вздохнул Следопыт.

— Не буду я никаким там бароном-бараном, — поделился Артём. — Опять у них будут перевороты и войны баронские. Давай лучше с тобой свой дом построим. Ну, шалаш. И чтоб никто больше не знал. Я даже место знаю. Если тебе не понравится, то поищем другое.

— Дом... настоящий? — обрадовался Следопыт. — Я решётки умею плести. Мы по ним вьюнок пустим. Будет стенка — или окно, всё равно. Еще я знаю, где шифер можно достать для чего-нибудь.

— Но чтоб никто не знал. А то сломают.

— Конечно.

Артём вдруг нахмурился.

— Отдай мою куртку, тут уже тепло. Знаешь, если только ты будешь болтать девчонкам всякую чепуху про женихов и невест... я тебе уши надеру, хоть и девочка.

— Следопыт в женихах не нуждается, — сказала Настя. — В невестах тоже. Зачем Непобедимый из племени Велосипеда говорит глупости? Или голова его закружилась от дыма костра?

— Настя... Следопыт, правда ли, что у тебя есть свои правила, в День Великого Солнцестояния начертанные на сосновом посохе?

— Правда.

— А какие они?

— Да будут мои правила известны мне одному, — сказал Следопыт. — Каждый волен выбирать себе свои правила.

...А шалаш они потом сделали. Была там и кухонка со специальной холодильной ямкой, куда можно было съестные запасы запрятывать, и комната с вьюнком по зарешёченному окошку, где Артём смастерил низенькую лавочку для сидения. И полочка была в комнате в виде деревяшки, помещённой в развилке ветвей, с Настиной губной гармошкой. И был подземный сейф под корнями, куда можно было складывать планы местности, которые они с Артёмом чертили во время велосипедных экспедиций. Это когда засыпаешь в «бардачок» велосипеда вместо гаечных ключей печенье, едешь по дорожкам, останавливаешься на привал возле каждой дачи и наносишь её на карту-схему. У Непобедимого оказался компас, и по нему можно было даже наносить азимут.

Непобедимый даже нанёс на эту карту специальную «малую территорию», к которой родители почему-то им запрещали подходить. Одни говорили, что там была за забором дача самого большого начальника, а другие некоторые говорили, что там живет злой нелюдимый лесник с огромной бородой. Почему нельзя было подходить к даче самого большого начальника или лесника, Настя не очень понимала, а вот Серёжка понимал. Он объяснял, что этот начальник-лесник такой сердитый, как медведь, вот его и отгородили от всех, так же как пионерский лагерь отгородили от дач, потому что пионеры все хулиганы, лазают через забор в огороды и таскают морковку. Вот пойти на огород и встретиться с пионером — это страшно, потому что пионер может тебя обидеть, обозвать и так далее. Вот и на малой даче можно встретиться с начальником, и кто знает, что может этот начальник натворить? А ещё у него там дворец и большие английские доги. А кто-то заглядывал в щёлку и однажды увидел там мраморных львов. А где мраморные львы и дворец, там и привидения. Вот никто больше и не живет на этой территории, кроме угрюмого лесника, который привидений не боится. Но он не подозревает, что привидения уже взяли над ним власть...

Настя в эти смешные побасенки не верила, конечно. Начальник и лесник — это разные вещи. И сказки про привидений и гномов, которых можно в полночь вызвать со свечой и зеркальцем, — это всё пионеры выдумали, у которых распорядок дня такой, что некогда план местности снимать и ничем другим по-настоящему интересным заниматься. И дома у них нет с лавочкой и губной гармошкой, и болота нет. У них там санитария, им болота не полагаются. У них там футбол, волейбол, дискотеки, загорание, — в общем, полная скукотища. Только гномов и ловить по ночам под кроватями.

Хотя если уж честно, Настя к малой даче подходить не осмеливалась. Очень уж нелюдимого лесника уважала. Которого нет. Знала, что нет, а всё равно уважала. Вдруг он всё-таки есть? И вдруг он правда не любит, когда его беспокоят.

Хороший он, этот лесник. Если б его не было, всё было бы гораздо скучнее. А так иной раз бежишь счастливый, бежишь ни о чём, просто от радости... и вдруг вспомнишь, что где-то есть загадочный заросший медведь-бородач среди мраморных львов и английских догов. Вот ведь где загадка. Почему он так живёт? О чём грустит? Может, к нему весточка пришла из далёкой Англии от английской королевы, которая догов-то ему подарила? А может, он сюда прямо из тайги, от медведей и рысей? А может, он знает тайну земных недр или воздушных замков?

Господи, как жить хорошо! Как мир безграничен!

Какой родной под ногами асфальт, солнцем нагретый, муравьями исползанный, бабочками обласканный... Небо родное-родное, как нигде! Опрокинешься в траву, глядишь в облака, деревья головами гудят-качают, радуются, поют, разговаривают с тобой. Земля то звонким сухим листом пахнет, если солнце, то глубоким, щемящим таким сырым мхом и холодными тёмными листьями — после дождя...

Лето над миром, лето — днём под солнцем, ночью под звёздами, всё так полно жизни, любви, невыразимого!

И даже дом со скамеечкой из сырой дощечки и вьюнком по перевязанным прошлогодним репейным трубкам-стебелькам. Маленький дом, большого дома частица.

Артёмка посидит пять минут в молчании — и уж заскучает:

— Да пойдём, что ли, грибы собирать! Может, повылезли уже, хоть шампиньонов поищем!

— Айда! — охотно Настя соглашается. Ей всё равно: грибы или шалаш, счастья это не нарушит. Кругом — родина...



Назад в раздел


Дорогие читатели, автор всегда  рад вашим отзывам, вопросам, комментариям!
 
(c) Все права на воспроизведение авторских материалов принадлежат Екатерине Грачёвой. Цитирование приветствуется только при наличии гиперссылки на источник. Самовольная перепубликация не приветствуется, а преследуется по закону. Если вы хотите пригласить меня в какой-то проект, сделайте это легально. (написать >>>)
www.positive-lit.ru. В поисках пути Человека. Позитивная, жизнеутверждающая литература. (с) Екатерина Грачёва.