www.positive-lit.ru
Памятник Первопечатнику Ивану Фёдорову
Читать всего совсем не нужно;
нужно читать то, что
отвечает на возникшие в душе вопросы.

Лев Толстой
ПОЗИТИВНАЯ, ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩАЯ ЛИТЕРАТУРА






ИЗ КНИЖНОГО КАТАЛОГА

ЖИВОПИСЦЫ О КНИГАХ

АВТОРИЗАЦИЯ
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация




Дневник папиной дочки

 
Дневник папиной дочки


Лицом к лицу...

1 июля
Поговорить не с кем!! Купила тетрадку, буду писать!
Вот уже две недели, как мы с сестрою гостим у дедушки и вынуждены претерпевать все особенности здешнего порядка. Маленький пыльный городишко деревенского типа, почти никакой культурной жизни, только какой-то ДК, больше похожий на сарай. На левом берегу тоже есть ДК, поживей, даже с каким-то самодеятельным театром, но что ни говори – провинция. Идешь по дороге – лают собаки, гуляют гуси, а то и коровы рулады выводят. Один раз какие-то козлята за нами хвостом увязались и шли через всю деревню, как будто мы козьи экскурсоводы!..
Первые дни мы пытались насладиться провинциальной архитектурой, но после того как за нами чуть ли не погналась одна нервная корова, наш интерес заметно поутих. Конечно, воздух здесь уникальный: когда не пахнет навозом или банным дымом – то пахнет сосной. Звезды во все небо, совершенно неописуемо. Сидишь в саду ночью, ни огонька земного, ни фонаря, поскрипывает колодец где-то за оградой у дороги... Словно один во Вселенной среди неведомых пространств жизни.
Но то ночью, а днем тут скука и тоска, знала бы мама, куда она нас отправила. Неужели папа провел здесь все свое детство!! Теперь я понимаю, почему он всегда был такой невеселый по характеру. Папа, папа... Ну ладно; хватит! Папа и папа. Помру – встретимся, а покуда надо жить.
Дедовы знакомые все совершенно дикие, где он таких насобирал, я не знаю. Вот Михалыч, тоже дед, доморощенный эколог. То есть он каждый день ходит на речку и удит там консервные банки, а еще пишет в местную газетку статейки про охрану природы. Агитирует и нас посвятить жизнь банковылавливанию. Также горячо ругал Оксану, когда она не экономила воду, т.е. брезговала мыть свою посуду в тазике с желтою водой. Если мы подхватим тут какую-нибудь дифтерию, виноват будет дедушка.
Другой приятель дедушки Степа, отец семейства, болен страстью реанимировать машины. Покупает где-нибудь полную развалину, восстанавливает ее великими трудами, покупая нужные гайки в соседних городах, потом продает ее и покупает новую развалину! И ладно бы из-за денег, но он, по-моему, больше теряет от своих процедур. Ну конечно, чем еще себя занять в этой дыре!
Этот типчик гордо прокатил нас с сестрою в своем авто, – вот уж я натерпелась страху. Сидела сзади, у разбитой двери, которая была заклеена скотчем, обмотана веревками и все норовила отпасть. Сиденье скрежетало и подпрыгивало, подо мной что-то страшно дребезжало, будто дно отвалилось и тащится по асфальту. Оксану норовил стукнуть по лбу кусок обивки, свисавший с потолка, потому она все пригибалась, а я нет, и на одной из кочек заработала большую шишку. Больше никто не заставит меня сесть в эту телегу!!!
Про Зоюшку что сказать не знаю. Это соседская бабушка, с которою дедушка на старости лет невестится: рубает ей дрова, носит цветочки, руку подает и глядит в ее портрет. А чего глядеть, когда стоит помахать в окошко – и она прибежит с пирогами. Впрочем, надо же и им как-то занять время. Знаешь, папа, я вообще не понимаю ничего в этих жениханьях. Я бы вышла замуж только за тебя. Когда бы уж непременно надо было заводить семью. И было бы это примерно так: приходишь ты домой, там начинается: почему тетю не навестил, почему вешалку не пришил и т.п. Ты за голову хватаешься, бумаги в карман – и убегаешь в парк. А там уже занята скамейка: это я с книгой. Привет – привет. Занято – не занято. Женя, куда бы нам деться от этих теть? Не знаю, Сережа, но давай куда-нибудь вместе денемся... Вот так бы это было.
Если мама все-таки выйдет замуж, я полагаю, ты не будешь на нее в обиде. Да и я тоже. Лишь бы они не выкинули твоих бумаг, вот что главное.
А больше всего меня тут нервирует «юный друг» дедушки, который с ног до головы представляет собой абсурд. Начать с того, что его фамилия Ведронбом, да таков он и есть. Никакой он не юный, он промозолил землю уже два с половиной десятка лет, а ведет себя на все два с половиной года. Он абсолютно несерьезен, носит в любую жару жуткий «художницкий» шарф, дурачится без конца и в больших количествах пьет пиво. Это его погубит в первую очередь, если там еще осталось что губить. Род его занятий в нем никак не проглядывается, он появляется у нас в самое наирабочее время и изводит нас с Оксаной. Оксана говорит, что у него взгляд соблазнителя. А по-моему, у него взгляд детсадовца. Если он еще раз попытается «соблазнить» меня мороженкой в виде розового зайчика или снова кинет в меня репьем, то я уже не знаю что сделаю!!
Дедушка уже час с диким треском колет дрова, словно по моим нервам.
Меня раздражает тут положительно все, кроме неба и цветов. Скорей бы кончились эти каникулы.

3 июля
Ловили в речке консервы. Оксана порезала палец. Михалыч хотел излечить ее какими-то мухоморами на клею, иначе я это назвать не умею!
Чем заняться?!

4 июля
Ведронбом притащил Оксане резиновую перчатку. Ловили консервы вчетвером. Ведронбом кидался водорослями. Если он нас не изведет, мы внесем большой вклад в экологию папиной деревни.

6 июля
Консервная неделя продолжается. Оксана не вытерпела и сбежала от Ведронбома к Степе, чинит его заслуженный драндулет. Вечером она стряпала пироги с Зоюшкой, а Ведронбом, как к себе домой, явился их есть! Оксана очень злится. Моя книга кончилась, читать больше нечего, здешняя библиотека представляет собой жалкое зрелище, я набрала там горку хоть сколько-то путевых книжек, но читать, похоже, не буду, ибо – как там у Омара Хайяма: «И лучше будь один, чем с кем попало быть».

7 июля
Оксана не выдержала и разразилась крайне некорректной тирадой про здешние вкусы и нравы. Сказала, что здесь никакой культуры, засохнуть можно и в таком духе. Ведронбом обиделся за родную деревню и позвал нас в театр. Оксана согласилась, надела туфли на каблуках, они ушли. Держу пари сама с собой, что он накормит ее зелененькими чупа-чупсами и введет на обратном пути в навоз, который тут на дорогах в изобилии.
Надо сказать Михалычу, чтоб он подумал о разработке агит-компании по рациональному использованию этого ценного сырья. Сделать установку по выработке биогаза, а остатки – идеальное удобрение. Вдруг кто-то вроде Степы этой идеей увлечется, ведь это ж двойная польза будет: человек найдет дело, а дело человека...
Вечер.
Что я и говорю. Она таки вляпалась в навоз. Хорошо, что кавалер не знает, а то бы умер от огорчения из всех своих двухсполовинолетних сил.
Оксана говорит, он не кормил ее ничем, т.к. не знает, что в театре есть буфет!! Играли какую-то сцену из Чехова. Я слегка жалею, что не пошла, а впрочем, меньше разочарований и чистая обувь. «И лучше будь один...» Однако Оксана там с кем-то познакомилась, говорит: «галантные и умные молодые люди». Завтра нанесем им визит.

8 июля
Сестра наносит визиты одна – сказала, так корректнее. Я помогаю Степе. Начинаю слегка разбираться в строении переднего багажника, где мотор. Скучно.
Вечер.
Совершила ужасное. К деду пришел этот пиволюб, и они пили, пили, пили, я пошла и громко сказала деду, что если он будет столько пить, то станет таким же интеллектуалом, как Ведронбом.
Я больше не могу находиться в этом доме! Я хочу домой! Где же Оксана, уже темнеет. Я понимаю, что с «умными и галантными» интересно, но надо и совесть иметь.
Глубокая ночь.
Оксана рыдает в голос и не дает мне спать.
Святая наивность дед, оказывается, думал, что она осталась ночевать у Степы. В одиннадцать я не выдержала, к деду обращаться было страшно (вообще у него нервы слабые, и он за нас перед мамой ответственный), и я пошла к Ведронбому (дедушке сказала – под предлогом извиняться). На этот раз Ведронбом оказался на редкость сообразительным и быстренько побежал, причем он, к счастью, знал, куда бежать. Так вот опоздали бы мы еще чуть-чуть, и начался бы криминал. Эти деревенские уроды не видят в девушке ничего, кроме набора органов. Они оправдывались тем, что она вообще сама к ним навязалась, а потом на переправе коней не меняют. Ведронбом с ними, пардон, дрался, один на четверых, но они были, к счастью, трусы.
Мы шли, Оксана рыдала, я ругала ее на чем свет стоит, а Ведронбом смеялся. Ему вообще все смешно, как дурачку, словно не понимает, что могло произойти. Тут, кажется, такие штуки в порядке вещей.
Оксана очень глупый человек, даром что кончила первый курс и досрочно сдала свои художественные экзамены. Я в свои пятнадцать уж как-нибудь вижу намерения людей. Сейчас она почти перестала реветь, а я все не успокоюсь. Дедушка не понимает всей трагедии, так что я осталась за старшую. А трагедия в том, что здесь совершенно нечем заняться, отсюда все беды. Теперь понимаю, почему дед дружит со Степой и Михалычем. Они хоть какую-то иллюзию деятельности создают. Папа, милый папа, что же мне делать.

9 июля
История про Оксану стала известна всей деревне. Ведронбом ходит с фингалом. Хоть бы купил очки. А впрочем, зачем, если все равно все всё знают. Тем же парням еще какой-то приятель Ведронбома шишек добавил. Хорошенькие у него приятели.
Слухи – это что-то невыносимое. «Иные даже утверждали, что свадьба слажена совсем, но остановлена затем, что модных колец не достали». Спорят, от кого именно у нее будут дети. Ведронбом только хохочет. Я с ним на этой почве разгрубилась, и он опять подарил мне чупа-чупс. Розовенький в белую полосочку. Тогда я купила в магазине резиновую мышку с пикулькой и подарила ему. Думала, он хоть как-то устыдится, а он носит ее с собой и завидев меня пищит ею!! Мама, мама, забери меня отсюда!
Все: с завтрашнего дня у меня режим. Утро отдаю консервам, день переднему багажнику, потом учусь делать пироги у Зоюшки, потом убираю дом, потом покупаю карту неба и учусь отличать созвездия. Иначе моя деградация неминуема.

11 июля
Режим не получается. Звездных карт нет ни в одном магазине. Жаловалась о том деду при Ведронбоме, через полчаса тот принес мне старую карту. Если б он при этом не запищал мышкой, я даже была бы ему очень благодарна.

12 июля
Ведронбом с дедом за общим столом начали рассуждать о всяческих женитьбах: вот-де, слухи ходят, фингал налицо (то есть на лице), а когда же свадьба. Оксана позеленела от ярости и ушла наверх. Они этому удивились! Стали спрашивать, что с ней! Ну, я и сказала прямо, что она слишком воспитана, чтоб говорить то, что ей хочется. И если здесь в деревне фингал – это что-то вроде обручального кольца, то надо было о том сразу предупреждать. И что у Ведронбома нет никаких шансов понравиться людям нашего круга, пусть он особо не обольщается. Ведронбом опять засмеялся и сказал, что, судя по моей речи и логике, я воспитана куда меньше сестры. Дедушка тоже стал смеяться. Тогда я ушла в сад и сижу караулю, когда этот шут гороховый наконец соберется домой. Ага, вот и он!
...Ну, вот он и ушел. Я вернула ему карту неба и просила его, чтоб он оставил нас в покое, потому что мы уже почти ненавидим его за его постоянные выходки, и когда бы у нас были деньги на билеты, мы бы уже сбежали отсюда домой. Он засмеялся и спросил, дать ли нам денег взаймы. «Да человек вы, – говорю, – или фигляр? Есть у вас хоть зачатки внутреннего достоинства? Каким языком еще вам говорить, чтоб вы поняли – ушат помоев на вас вылить, что ли?» Перестал смеяться, повернулся и ушел. Обиделся. Ведь он не злой. Но я уже просто была в отчаянии, он отравил нам тут всю жизнь. Даже с этими парнями, как нарочно, Оксана познакомилась там, куда он ее позвал. Поскольку уж я за старшую, я отвечаю за то, чтоб у сестры не было нервного срыва. А то с нее станется. Она и без этого Бомбоведра ревет каждую ночь в подушку.

13 июля
Первый день, прошедший спокойно! Ночью вместе смотрели на звезды и спали в саду. Жаль, уже нет карты. Оксана ко мне всяко ласкается за то, что я его выдворила.

14 июля
Ведронбома нет. Ну, к дедушке-то мог бы и приходить, лишь бы нас не трогал. Вообще невесело все это. Чувствую себя негодяем. Только что Оксана приходит в себя.

15 июля
Ловили консервы. Весь день думаю о Ведронбоме. Папа говорит: когда ты вынужден поступить с кем-то строго, обязательно пошли ему вслед добрые мысли. Это хоть сколько-нибудь поможет человеку не обидеться, а понять тебя.

17 июля
События все те же: консервы и гайки. Михалыч написал про нас в газете, что мы приехали из большого города помогать экологии здешнего края, и это, по его мнению, должно быть назидательно для здешней молодежи. Жаль, что Михалыч не умеет писать лучше, все штампует этот примитив. Села написать ему парочку статей, как это дело понимаю я.

20 июля
Статью напечатали, очень хвалят, приходят поздравить все кто ни попадя. В школе, кстати, мне за такой опус и пять-то бы не поставили. Что возьмешь с провинции! Но возьму с собою газет, в случае чего подложу на стол Наталье Ефимовне, чтоб знала, что она правит сочинения звезде городского масштаба.
Ведронбом не приходил. Оксана счастлива. Я наоборот. Непременно явлюсь извиняться и подарю ему что-нибудь. Но только в день перед отъездом, ведь иначе он, того и гляди, начнет приходить снова.

22 июля
Пришло мне письмо, натурально, по почте (опять будет вагон слухов). Хорошо хоть, что не открытка для всеобщего прочтения.
«Уважаемая Евгения Сергеевна. После нашего разговора долго думал над собственной жизнью. Самым решительным образом бросаю пить пиво, пищать мышкой при Вас и т.п. Искренне сожалею, что доставил вам столько неудобств. Могу ли я заслужить ваше прощение?
В субботу у меня состоится небольшой праздник, на который я хотел бы вас всех пригласить, и если Вы сочтете мое приглашение корректным, передайте, пожалуйста, его Вашему дедушке и Вашей сестре Оксане Сергеевне вместе с моими извинениями.
С почтением, Ведронбом. Александр Валерьевич.
P.S. «При Вас» относится к мышке, пиво я бросаю вообще.
P.P.S. Никогда не писал таких писем. Простите, если вышло смешно.
Еще раз извините. Искренне Ваш, Александр».
Какая изысканность! Не очередная ли это издевка? Как я не хочу идти!! Но, пожалуй, придется, иначе совесть меня совсем заест. Интересно, что он делает, пока нас нет. Наверное, пищит мышкой впрок!

25 июля
Четвертый час утра. Лежу на диване Ведронбома, а где он сам, не имею понятия. Об мои щеки можно зажигать спички. Когда же утро!! Но по порядку.
Первое, от чего я чуть не упала, это костюм и галстук. Костюм ничего, но галстук явно пять минут как из магазина и, к сожалению, безвкусный, не знаю даже, как бы ему это сказать, а то он, видно, так старался.
Теперь вот что. Кто такой вообще Ведронбом. По нему этого нимало не скажешь. А он не просто имеет высшее образование и не просто ездит временами в «закрытый город» поблизости (где работает по особому графику в какой-то там лаборатории, и отец его тоже там живет). Он не просто является соискателем в одном из университетов. Все это неудивительно, я на этих многочисленных «ученых» насмотрелась досыта и не питаю по их поводу никаких иллюзий. А вот кто он на самом деле такой, мне сказал его кабинет, его книги и разбросанные (увы) бумаги. Как будто папа мне из того мира руку пожал, честное слово...
Праздник был посвящен тому, что какой-то центральный научный журнал опубликовал большую статью Ведронбома насчет слабых взаимодействий (ну, то есть там в ядрах, что ли, и т.п., я тут не специалист), о которых здешний народ никакого понятия не имеет и только и может, что «тонко острить» по этому поводу, говоря, что Ведронбом слабо взаимодействует с противоположным полом.
На этот раз Ведронбом ни над чем не веселился и изо всех сил делал серьезный вид, чего он совершенно не умеет, надо сказать. Ему стали намекать, что он зазнался, а я послала записку на салфетке: «Бедный Ведронбом, лучше шути, я тебе потом объясню». Потом народ выпил, и их там всех вообще понесло, они стали спрашивать, когда он перейдет к сильным взаимодействиям с Оксаной. Я думала, она умрет на месте, но она сидела загадочная, как царица, и смотрела из-под ресниц. Невозмутимый Ведронбом вдруг очень покраснел, так что с него, как любит говорить папа, можно было картину писать, и скорее включил какую-то музыку, под которую все местные начали задавать гопака, а он сам пошел к нам извиняться.
Оксана его извинила и тоже повела танцевать, а он мне мою салфетку возвратил. С припиской: «Простите, Женя. Вас все это, я вижу, тяготит. Может быть, Вы захотите заглянуть на второй этаж? Туда никто другой не пойдет». Я подумала-подумала, еще раз поглядела на этот буйный гопак и пошла наверх, и вот пришла сюда, и здесь-то у меня глаза и разбежались.
Если б я могла предположить, что у этого репейного мальчишки такая ценная библиотека, то у меня бы июль так бездарно не прошел. Правда, все в кучу, редкостный беспорядок; я нашла местечко где притулиться и зачиталась, а с моего голоду-то еще как зачитаешься. И вот кончилась книжка, поднимаю голову – за окном ночь, кто-то сердобольно включил мне свет, на часах три с копейками, гости ушли, конечно, и наши ушли, и дед, тоже мне умница, меня не растолкал и не увел, в общем, конфуз и только. Кроме прочего, как я заметила, кровать (то есть диван) тут в единственном экземпляре, то есть, тот самый, на котором я ныне лежу. В доме кроме здешней лампы полная темнота. Я в полном неведении. То ли он спит... даже боюсь предположить где. А то ли, может, вдруг ушел гулять с Оксаной – и потому, естественно, напрочь забыл про то, что я где-то тут сижу! Вот будет мило, если Ведронбом сейчас придет, а я скажу: «Здравствуйте, я ваша тётя». Скорее бы утро!!

27 июля
Третий день блаженствую за чтением. Прерывалась, чтоб сходить поискать нормальный галстук, но похоже, здесь таких не водится. Дед пристает, чтоб я поела, не понимает, что такое месяц без книг. Вечером, когда эти двое пришли из театра, слышала – дед строго отчитывал его, зачем он дал «этому книгоглоту» (т.е. мне) книги, когда я приехала отдыхать от школьных нагрузок. «Она уткнулась в твои мю-мезоны и ничего не ест!» Я вышла на лестницу и крикнула вниз, что это неправда, и если три тарелки салата, суп и каша за день – это ничего, то что же тогда будет «чего». Дед воспользовался моментом и стал всех садить за стол.
Разговор не клеился. Ведронбом явно тяготился обществом кого-то из нас, то ли деда, то ли меня, то ли обоих, и хотел уйти. Дед все пытал его, что они смотрели, Ведронбом совсем не мог ответить и оттого конфузился и сердился. Оксана сказала, что «Горе от ума». На это дед заметил, что они смотрят это горе уже второй раз. Оксана пожала плечиками и сказала, что она не отвечает за здешний скудный репертуар.
Ведронбом попросил меня передать ему конфету, записал что-то на фантике и скоро ушел, а конфету оставил.
Странные они, ничего я у них не понимаю, и понимать мне некогда, я читаю статью про слабые взаимодействия, а в нее не так-то легко вникнуть.

28 июля
Голова от ядерной физики загудела совсем, кажется, дед был в чем-то прав. Сделала перерыв – чистила речку с Михалычем. Ведронбома не было. По-моему, дед слишком над ним подшучивал. Оксана жалуется, что он ведет себя слишком вежливо и скромно там, где не надо. И что это я в том виновата, т.к. запугала его своими моралями!!
Вот теперь поди пойми, чего ей надо. Я сказала, что выхожу из игры, пусть сами между собою разбираются.

30 июля
Ведронбом точно испарился после нападок деда, так что придется относить ему книги самой. Оксана просит, чтоб я передала ее послание. Вот уж как я не люблю все эти амурные дела с завитушками!! Сваха я ей, что ли? Ничего я не стану передавать! Когда женятся – я что, тоже между ними записки носить буду с кухни в ванную?!
По-моему, эти записки еще глупее, чем кидаться репьями. Если вот это называется любовь, хоть бы мне никогда, никогда не выходить замуж!
...Спрашивала еще что-нибудь про эти взаимодействия, Ведронбом искал нужную книгу, но не нашел в своей свалке. Вообще у него куча работы, судя по бумагам на столе и по той всклокоченности, которую он впопыхах старался пригладить. Он всем этим стеснялся и торопился, так что одна из стопок повалилась и рассыпалась. Ну откуда ему время на уборку, если он все время гуляет с сестрой. Я больше не могла на это смотреть. И очень просила позволить мне навести там порядок и составить библиотечный каталог – я это хорошо делаю, даже друзья к себе зовут им тоже так сделать. А то разве можно так с книгами! Тем более что я все равно без конца ищу, чем мне заняться. Я долго его убеждала, и он сдался.
Оксана пристает: что он про нее говорил? Ровным счетом ничего. Играют в молчанку на пару. Интересно, дед с Зоюшкой тоже иногда вот так молчат для разнообразия? Впрочем, это их дело.

1 августа
Разбираю библиотеку – она замечательна! – и ночую сегодня тут. Дедушка разрешил. И как это Ведронбом в таком захолустье выписывает такие вещи, которых нет даже в институтской библиотеке (где Оксана учится). Кроме прочего обнаружила «Цитадель» Экзюпери, которую давно мечтала найти. Все издаю разные восхищенные возгласы, а бедный Ведронбом сидит тут же за компьютером и, конечно, не может нормально работать. Сбежал от меня вниз, пишет от руки. По-моему, он сам не рад, что впустил меня.
...Оксана не утерпела, прибежала сама, вытащила его на какой-то приезжий духовой оркестр. Он пытался уклониться, ссылался на неготовый ужин и неубранный дом, но мне их молчанки надоели, я решила проявить солидарность с Оксаной и взяла эти уборки на себя. Он начал смущаться, но общими усилиями мы его уговорили.
Надеюсь, что у них все нормально, а у меня-то день просто замечательный. Столько полезного сделать.
Ночь.
Вернулся поздно, испуганно прошел по чистому полу, как по канату, тихонечко сел в уголку кухни на табуреточку. Вот ведь застеснялся еще! Я давай ему с жаром объяснять, как мне тут невыносимо скучно, и все эти дела для меня – настоящее спасение. У деда я уже и так все вымыла и прибрала, что было можно (и что нельзя). Но у Ведронбома я ничего кроме библиотеки и пары грязных сапог, которые лежали под книжным стеллажом, не перемещала.
Он немного успокоился, я ему чаю налила, спросила про оркестр, он начал вздыхать. «Жень, огромная просьба, сослужи мне одну тяжкую службу». Я испугалась и говорю: «Что угодно, только, пожалуйста, не эти дурацкие записки носить со взаимоотношениями, терпеть я всего этого не могу, и обязательно потом во всем виноватым окажешься». «Это точно, – говорит. – Ты меня за что из дома выставила? Вот увидишь, попадет тебе еще за это с двух сторон. В этот раз я промолчал, но в следующий не вмешивайся, а то, прости великодушно, отшлепаю».
Я так и вскочила. Сначала крайне возмутилась. Потом (папа говорит: сосчитай до десяти) подумала, что упрек его справедлив, и страшно расстроилась. «Ну вас обоих, – говорю, – у нее семь пятниц на неделе, и ты тоже как маленький, а я за ее судьбу отвечаю. Она меня уже извела своими просьбами и упреками! То ей приведи Ведронбома, то ей уведи Ведронбома, то ей кашки, то промокашки, и вот-де был бы папа – так он бы помог, а я злая и не помогаю, и вообще!...»
Не выдержала, почти разревелась и побежала обуваться. Куда глаза глядят, в ночь, под звезды. Надоели мне они все.
Ведронбом испугался, встал поперек двери, как дурачок, а я тоже, как дурочка, пошла тогда окно открывать.
Он говорит: «Женя, Женя, так ведь она меня тоже извела, я не знаю, куда мне от нее деться! Мне было жаль, что вам скучно, ну и повел в театр, а она напридумывала себе невесть что. Она ж совершенно не хочет слышать, что я ей говорю, ведь честное слово, не давал ни единого повода, но она их умудряется выискивать. Хоть из рогатки от нее отстреливайся! Я бы сам давно ее спровадил, но ведь опять как ляпну чего не то – и ты меня снова от деда отлучишь, так что ж мне делать-то теперь?»
Вот так. Называется – пообщались. В общем, я осталась. Завтра доделаю каталоги и пойду. А может, и не доделаю, на такую голову делами не занимаются. Настроение отвратительное. Во-первых, предстоит разговор с этой несчастной Оксаной. А во-вторых, я уж так свыклась с мыслью, что он будет мне родственником, а тут...

2 августа
Оксана со мной не разговаривает. Она считает, что я увела у нее жениха! Что я подмаслила его чтением его собственной статьи!!!
Вот и будь после этого дипломатом.
Ночую у Степы. Домашних видеть не хочу.

4 августа
Мои ночевки у Ведронбома и ссора с Оксаной не остались без внимания. Вот ведь кому-то жить скучно. Мальчишки какие-то дразнят, неприлично и грязно. Что за народ. Лучше б меньше мусора раскидывали. Вероятно, завтра будут уже про Стёпу болтать. Потому что я опять остаюсь у них. Учу его дочек делать всяких журавликов из бумаги.

5 августа
Мы с Михалычем составляем пиар-план по изменению здешнего самосознания в сторону охраны окружающей среды. И ночую я у Михалыча. Принципиально. Они у меня дождутся, эти умники, я ведь человек упрямый, я ведь тут у всей деревни переночую, пока они не устанут про меня всякий бред распространять!!

7 августа
Сегодня совсем озлилась: пристали уже около Ведронбомовского дома, когда я уносила книги поменять. Ну, я и бухнула с порога:
– Ты хоть сам-то в курсе, что я твоя жена?
– Нет, – говорит. – Отстал от жизни. Заходи, хоть чаю выпьем по такому случаю. А то ведь и поговорить некогда с женой-то.
Пока общались, все тот же умник лет двенадцати давай под окном заводить шарманку про тили-тили-тесто. Ведронбом высунулся и говорит:
– Уймись ты, вчерашний день! Какая еще невеста? Мать троих детей, и один из них негр. Иди, иди отсюда.
Вечером Михалыч спросил, от кого ж это у меня негр получился. Уж этот Ведронбом ляпнет так ляпнет. Хорошо, если я здесь не озверею. У кого бы еще переночевать, не придумаю.
Хочу домой. Все плохо. Ничего не нравится. По-моему, у меня даже температура.
Ночь
У Михалыча какие-то проблемы в редакции. Он напился водки и пришел со мною поговорить.
«Ты вот смотришь на меня, думаешь, пьян старый дурак. И статьи-то его бездарны, и труды-то его напрасны. Все так, Женюшка, да ведь куда ж мне такому деться? Уродили меня в грехе и в грехе вырос, и ничего другого не знал. Ты такая маленькая и умница, сколько тебе Бог дал, не налюбуюсь. Когда б я мог так писать, то давно уж тут город-сад бы построил, да что ж теперь поделать? У всех умниц свои дела, и оно правильно, ты не подумай – я не ругаю, да только кто ж окромя меня дурака мое дело сделает? Никто. А потому, глуп ли, гол ли, иди да трудись. Помру, спросит Бог: никто не понимал твоего дела, а ты один понимал, так кто ж, окромя тебя, злодея, за это дело в ответе? Я тебе разумение беды дал, а ты руки и опустил: не умею да не могу. Ан что я Богу скажу? Вот то-то и оно. Спасибо тебе за помощь, Женюшка, а смеяться надо мной смейся сколь хошь, не ахти какая птица Михалыч, переживет. Пьян я, Женюшка, стыдно перед тобою хорошею, ну прости меня, тяжко мне, таков я есть, куда мне с того деться».
«Не слушай, – говорю, – никого, Михалыч, ты лучше всех, и я тебя люблю, и статьи тебе еще из города присылать буду, знай печатай».
Он успокоился, ушел и заснул.
А я сижу одетая под одеялом, пью кипяток, стучу зубами и жду утра. Ох, лучше б я была брезгливой, как Оксана. Очень надеюсь, что это все-таки не дифтерия, а чего-нибудь попроще...

11 августа
Второй день лежу тут у деда, болею, одолела «Естествознание» Дубнищевой. Все знакомые уж меня навестили, а Ведронбом не идет. (Муж называется). Просила Оксану обменять книги – топорщится. Пришлось просить деда, но он говорит: «Не суетись, сам придет твой Ведронбом». Мой Ведронбом. Мой Ведронбом!!! И ты, дедушка, туда же! Да это ж просто натуральная травля людей и вообще всего человеческого.
Оксана говорит, что в разговорах с местными кумушками напала на след основного источника слухов: это-де склочная старая дева Элла из дома с оленем на воротах, которая давно имеет виды на Ведронбома. Уж не знаю, кто такая эта Элла, но вот и ей тоже досталось! Я сказала Оксане, что в агентство «Одна баба сказала» я входить не хочу и его информационной рассылкой тоже не интересуюсь. Оксана обиделась.
Папа, как ты тут жил. Но ведь жил как-то.
...И никакой «мой Ведронбом» так и не пришел.

12 августа
Оксана развивает тему о том, почему нет Ведронбома и т.д. Дедушка тоже. Говорит, что это по-свински – не навестить «болящего» и вообще «девушку, которая по нему страдает».
Как это точно – я действительно страдаю! Только что не по Ведронбому, а от Оксаны и от дедушки!
Папа, как мне тут одиноко, честное слово.

13 августа
Прибежал мальчик, который «тили-тили-тесто», заорал на всю улицу, что у него секретное письмо невесте Ведронбома. Вот уж умеет этот Ведронбом натворить глупостей! Оксана этот пакет ухватила, бегает с ним, веселится и говорит, что не отдаст мне, пока я не сознаюсь, что «обожаю Ведронбома». Детский сад! А впрочем, какой уж тут детский сад, когда это сознательное злодейство. Ну ладно, я человек крепкий, меня так просто не изведешь. Ведронбома тоже, потому я и не собираюсь вызволять это письмо, что бы там в нем ни было написано. (Пусть думает в другой раз, что делает). Но ведь есть, пожалуй, люди, которые от такого даже и повеситься могут.
Вот опять она прибежала, кривляется, говорит: «Имени тут не написано. А если ты его не обожаешь, значит это не тебе, а как раз мне, так я и распечатывать буду. Ведь может быть, Ведронбом раскаялся и зовет меня в театр». «Обязательно, – говорю, – и в цирк, и в зоопарк, и в бассейн с вышками, по полной программе. Смотри от счастья не умри».
Так ведь она и в самом деле распечатала, ходит, читает и хохочет напоказ, чтоб меня понервировать. Хоть бы уж он там не написал ничего такого! Да уж сам виноват такие глупости делать!
Все, замолчала – зачиталась. Ну, уж коли зачиталась, так навряд ли там лекция по физике. Совсем у сестры совести нет, что ли?
Прибежала и кричит: «Ну, тут страстный любовный шедевр в духе сушеной воблы, его надо в музее выставлять! Ты только подумай, он пишет, что на меня он сел мимо лошади и увял! А на тебя, значит, сел прямиком на лошадь и расцвел! И если ты не будешь лягаться, так он на тебе еще с удовольствием посидит и поцветет! Еще он хвастается, что он первый парень на деревне и его все собаки знают! Так не хочешь ли и ты к ним присоединиться!» Папа, я понимаю, что ты меня не одобришь, но я ей врежу. Вот допишу абзац, сосчитаю до десяти (в не знаю какой раз), а потом все-таки врежу. Не могу больше.
...Дед разнял нас, отлупил дипломированную Оксану вишневым веником, загнал в чулан и запер. Она истерически кричит оттуда про права личности и деревенский беспредел. Но она не знает, что деда в доме уже нет и он ее не слышит. Мне тоже досталось пару раз по спине, после этого письмо попало ко мне, а дедушка прихватил веник побольше и ушел, я догадываюсь, куда.
Что до Ведронбома, у него, похоже, и правда судьба то и дело садиться мимо лошади.
День добрый!
Прости, что я тебя не навещаю. Временами я вот такой невыносимый эгоист. Потому что вдохновение на меня напало просто сумасшедшее, и оно весьма вовремя, ведь защита моя уже на носу. Заставил себя прерваться ненадолго, а то уже у меня не голова, а трансформатор. Мог бы и заглянуть к тебе, конечно, но там эта твоя сестра, а я от одного ее вида просто вяну на корню. Мне это сейчас никак нельзя.
А теперь по сути.
В ночь на 24 июня я закончил один из этапов работы и пошел проветриться. Часто это делаю, и все собаки уж меня знают, не лают. Была чудесная звездная ночь. Шел мимо вашего дома. Увидел во дворе некий силуэт. И каким-то непонятным образом я на мгновение почувствовал, что этот человек целиком там, в том самом мире, где и я со своими мю-мезонами. Меня это ощущение потрясло. Сколько-то я шагал автоматически, потом так же автоматически вернулся, но никого больше не было. А я вообще слышал, что приехали дочери Сергея Наумова. Для меня это имя не меньше значит, чем для тебя.
Насилу я дожил до утра и пошел к вам. И вот увидел маленькое брюзжащее создание в кепке и манерную леди с претензиями. Было ощущение Ивана-царевича, пославшего стрелу в болото и обнаружившего там двух жутких лягушек. Поди пойми, которая из них та самая «царевна», когда обе они так зелены и громкоголосы. Я посмеялся над собою и своими фантазиями и пошел домой.
Но ночь за ночью, хоть что ты сделай, я выходил под звезды и слышал, что я уже не один в небе.
Стал я с вами знакомиться, как умел. Вообще сначала думал все-таки на Оксану, пытался в ней того звездного человека разглядеть, но тщетно. Никак не думал, что это ты, ты ведь вообще при мне только и делала, что пыхтела и дулась, как я ни пытался вытянуть из тебя своими фокусами хоть одну улыбку. Потом вдруг мимоходом услышал твою жалобу деду Наумову на отсутствие звездной карты. «Оп-па, – думаю, – вот так сел ты, Сашка, мимо лошади». Представь себе, именно в этих словах и подумал, мне и в голову никогда не пришло бы, что это может быть грубо. Мне казалось, что это просто забавно. Так же как и все последующее. Твое «оставь нас в покое» грянуло для меня как гром с ясного неба.
Сначала я обиделся, поскольку мнения я о себе довольно высокого, а тут еще всякие мелкие лягушки мне морали читают. Но потом была ночь, и она, как нарочно, такие звезды по небу рассыпала... Вышел я под них и затосковал. «Нет, – думаю, – что-то здесь не то». Начал я голову ломать, что ж я такого страшного натворил. Весь здешний народ меня с моими шутками на «ура» принимает. Чем же я обидел тебя?
А потом эта твоя статья вышла. Незатейливая статья, но такая ясная, существенная и жизненная. Понимаешь, я вообще в человеке ценил, когда он пошутить умеет или когда он энциклопедия ходячая. А тут вроде бы без особого юмора, и ничего нового, все банально и общеизвестно, но почему-то впечатляет. И вот когда я эту статью на пятый раз прочитал, стало до меня понемногу доходить, какой же я перед тобою поросенок, несмотря на все свои многоумные познания.
Вообще я всю эту «слишком воспитанность» а-ля-Оксана не перевариваю. Мне всегда хотелось быть поближе к народу и к огороду. И сурьезных ученых мужей я, как правило, выношу только в определенных дозах, почему я и запрятался здесь от цивилизации. Но ты мои воззрения на культурность несколько скорректировала, о чем тебе и кланяюсь. Надеюсь, что ты, маленькая ворчунья, не возомнишь после этого себя гением.
Это все было вступление, а к чему я все это веду. Вот под окнами моими опять бегает босоногий Петька. Обижается, что я его в «тетрис» играть не пускаю, и в отместку прямо-таки затопил меня своим «тили-тили-тестом». Не захочешь, а задумаешься. Тебе там, должно быть, тоже не сладко приходится. Так вот чтоб нам самим обойтись без излишних гипотез, я тут все это основательно обдумал и решил тебя известить. Влюбленным во что-то кроме науки я еще не бывал и вряд ли когда буду. Но вот прожить с тобою всю жизнь (если у тебя самой когда-либо такие намерения возникнут, разумеется) я бы не прочь, честное слово. Если только твоя ворчливость не повысится: большую, чем теперь, я попросту не вынесу. (И вообще имей в виду, что болезнь ворчливости очень заразная).
Осмелюсь также пригласить тебя, когда выздоровеешь, к себе – увы, пока что с самыми эгоистическими целями. Какой я мастер писать, ты уж видишь из этого ужасного письма, оно все не о том, о чем я хотел сказать. Если я таким же слогом сотворю свою кандидатскую, боюсь, умные дяди в галстуках меня плохо поймут. Так вот не захочешь ли ты мне помочь в этом многотрудном деле, если ты вправду «помираешь от безделья», как ты однажды говорила.
Желаю тебе скорейшего выздоровления и всего самого хорошего.
С заправдашним почтением, Ведронбом, совершенно твой (насколько это можно сказать о человеке, который и носа не высовывает из своих бумаг).

14 августа
Папа знает, что некоторых вещей из меня клещами не вытянешь. Поэтому он сам приходит, когда мне нужна его помощь. С одной только разницей – если раньше он сидел в кресле в стареньком свитере и тихо качал меня на коленях, то теперь он приходит ко мне походкой царя по светлой лестнице среди пространств, точно инженер небесного какого-то НИИ. Может, это смешно звучит, но я не знаю, как это еще описать.
– Пойдем и выберем тебе мужа, – сказал папа. Я сначала не поняла его и запротестовала. Какого еще мужа, папа, делать мне больше нечего, какого-то там мужа выбирать!
– Пойдем, – настаивал папа. – Если ты не захочешь, не выберешь ни одного. Только помни, что сказав «нет», вернуться обратно уже не сможешь.
Мы вышли в огромный круглый зал, очень светлый, со множеством зеркальных дверей. Они искрились разноцветными бликами.
– Начни с любой, – сказал папа. – Просто пожелай за нее заглянуть, и все. Времени у нас достаточно. Если это будет не он, мы просто пойдем дальше.
Делать нечего, я выбрала одну из дверей. И комната стала видна так, будто я уже в ней. И там были я и Ведронбом! Я ахнула и чуть ли не закричала папе, что это ведь и есть Ведронбом, но папа ответил:
– Не торопись. Смотри лучше.
Я стала смотреть. Они были радостные – эти Ведронбом и Женя. Они сидели на берегу речки и держались за руки. Их окутывала нежная розовая дымка. Они были очень добры и ласковы друг к другу. Глаза их светились тихим счастьем. У ног их возился смешной карапуз. Он пытался ползти за муравьями по траве, старательно копируя их движения, падал и опять полз.
И вдруг пространство расширилось, точно развертка небесной карты. И где-то бушевали пожары. Где-то гудели смерчи. Где-то истязали детей, где-то глушили рыбу, где-то шла война и девочки стояли на панели, где-то умирал с голоду ученый, а эти двое с ребенком сидели в розовом тумане и были счастливы.
Мне стало горько, и я сказала:
– Пойдем отсюда.
– Не торопись. Посмотри: они никому не делают зла. У них ребенок. Это много. Он вырастет похожим на них, посмотри, как любознателен. Это они помогают ему стать таким. Что толку им оборачиваться на пожары, когда они все равно не в силах изменить мироздание? Они могли бы прожить поодиночке, а тут они вместе. Не торопись. Помни, если ты скажешь «нет», мы уже не сможем вернуться назад.
Я еще раз поглядела на эту слепую идиллию. Ради тебя, Ведронбом, ради тебя, папа, ради всей правды космоса – нет, нет, нет!
Комната растаяла. Мы стояли в зале.
– Куда дальше, Женя?
– Никуда. Я же сказала, что мне не нужен муж. Я просто люблю тебя и Ведронбома. Зачем лишние сложности?
– Ты плохой исследователь, если отказываешься открывать двери неведомого, – сказал папа.
Я вздохнула и выбрала другую дверь. И там опять был... Ведронбом! Только совсем другой. Маленькая кухонька, почти как наша. Стол завален бумагами. На плите варится суп-лапша. Женя сокрушенно трясет квитками за жилье. Саша берет чистый лист и выводит на нем какие-то подсчеты. Я знаю, о чем они говорят, я видела это сто раз. Сейчас он скажет, что месяц без телефона – это не смертельно, а еды ему нужно минимум, он страдать не будет. И смета точно уложится в рамки. Он погладит жену по голове, она пойдет стирать, он вернется к бумагам. (Папа, я все еще не смогла выпросить у мамы тот чемодан с бумагами, который она все порывается выкинуть. Как бы она или ее жених не сделали этого за наш отъезд).
Рядом сидит Вовка, грызет ручку, пишет сочинение. «Мои родители лучшие в мире. Я их люблю и стараюсь радовать оценками. Но вот маме надо помогать сделать табуретку, и я пошел помогать, вместо того чтобы сочинять, как я хорошо помогаю. И если вы мне поставите тройку, я не обижусь. Ведь сам я знаю, что лучшее сочинение в мире то, которое сделаешь по правде, а не на бумаге». Интересный мальчик. Начинает колотить табурет. Саша подбирает ноги, чтоб ему не мешать. За окнами серый закат...
– Пап, пойдем отсюда.
– Ты боишься бедности? Но здесь пишется важный труд, нужный людям. Это трудовой быт семьи. Ты думаешь, где-то жизнь будет ярче?
– Нет. Не хочу. Я всю жизнь думала о том, что я этого не хочу. Папа, честное слово, ну не любите вы друг друга! Зачем это надо, папа?
Папа пожимает плечами. А я ищу дверь поярче – вот эта!
И попадаю в комнату, где царит единение и полет.
Они спорят и смеются, они нашли нужную линию. Теперь они погрузятся в ее разработку с головою. На стене быстро вертятся стрелки часов, и уменьшается большая пачка кофе на подоконнике. Приходит со школы бойкий лохматый Вовка; вот он уже состряпал родителям блины, которые те уплетают не отходя от стола; вот он погонял мяч и прикрыл дверь, но не спит – у него захватывающая книга. Вот уже три часа ночи, Саша гонит Женю спать, Женя теребит Вовку, впрочем, ненавязчиво, но через полчаса засыпает и он. Вот утро, отец будит сына, тот нехотя умывается и уходит (книга с собою, будет читать все уроки напролет под партой и схлопочет двойку, но двойки – это чепуха, его никто не накажет, сегодня двойки, а завтра пятерки). Теперь спит папа, мама мучит компьютер. Потом последние совместные поправки – победа! Они счастливы; они дружно творят суперобед с первым, вторым и третьим; пока мама не видит, папа капает себе в чашку корвалол; а потом засыпают вобнимку на диване, счастливые и боевые, как будто им двадцать. Приходит Вовка, накрывает их пледом и идет есть обед, параллельно дочитывая книжку. Вид у Вовки кисловатый, но не из-за двойки, он намешивает себе чаю с малиной и глухо кашляет...
– Папа, нет, уйдем.
– Женя, ты входишь во вкус. Помни: ты не сможешь вернуться обратно.
– Нет, дальше, дальше...
Калейдоскоп других комнат. Все не упомню, много, много...
Были богатые меценаты, учредившие научную стипендию. Но глаза их излучали печальный осенний голод.
Были которые ругались вусмерть, на людей не похожи, и все из-за высоких принципов.
Были два потных тела с прерывистым дыханием. Помню, на них я смотрела долго. Чтобы понять и запомнить.
– Папа! Это – обязательно?
– Здесь бесконечное число комнат, Женя; в этом крыле – обязательно, в том – нет. Но не ищи, которая комната лучше. Ищи ту, которая твоя. Я в свое время выбрал свою. И потому никогда о том не жалел, что бы там ни было. Никто кроме тебя этого не сделает. Ищи, закрытых дверей тут нет...
И вот я здесь. Тикает будильник, поет птичка на окне, время к закату. Температура 36,9. Пульс 70. (Давно пора!) Я вижу, как Женька чертит строки в дневнике. Слышу, как где-то внизу звякают кастрюльки. Знаю, что Ведронбом сидит у себя за столом с бумагами. Мы с ним отыграем эту комнату, которая наша, раз это зачем-то нужно. Отыграем, набьем всяческих шишек познания и наконец придем туда, к папе, где все светлое и настоящее, не то что здесь.
Но вот самое удивительное, что даже здесь можно встретить настоящее и любить его. Может быть, в этом и есть главная задача – увидеть, увидеть сквозь всю чехарду будней... А то ведь только подумать, что ничего этого могло не произойти. «Было ощущение Ивана-царевича, пославшего стрелу в болото».
А вообще, какое счастье, что у меня есть папа.

17 августа
У Саши опять беспорядок на полках. Он очень обрадовался, что я могу ему помочь. Работу свою он запустил до безобразия. Так что второй день сидим формулируем, и спим по очереди. Но в соответствии со строгим режимом – это было мое условие. У меня, к сожалению, режим строже, из-за прошедшей болезни. Вообще на будущее надо продумать систему культурного отдыха. 15 минут классической музыки каждый день – это не так уж затратно. Также надо всегда иметь резерв полуфабрикатов. И вообще надо делать все заранее и иметь резерв на непредвиденное.
Решили сделать перерыв в полчаса, Саша убежал в продуктовый магазин, и опять явился под окном Петька со своим «тестом». Я сказала ему, что пусть зря не надрывается, поскольку «жениха» нет дома, и теста тоже нет, но вот конфет дать могу, – и дала немного конфет.
Но – время.

20 августа
Последний срок сдачи текста сегодня. Мы сидели уже без всякого режима до самого утра, умучили компьютер, так что он дважды зависал. Саша еле причесался и убежал. А я сейчас вот как упаду, как усну тут посреди книг...
Так больше быть не должно. Завтра в десять утра – серьезный разговор о планировании жизни. Крайне серьезный.
Вечер
Ну конечно! Вот когда ее очень надо и ждут, она неизвестно где, а тут, ясное дело, приехала, ну как же без нее! И конечно, сразу ко мне! И конечно, сразу будить! И конечно, с претензиями, ведь я потеряла всякий стыд и т.п. После этого ей странно, почему я папу люблю больше. Потому что папа никогда бы себе такого не позволил! Потому что я для папы человек, а не дочь...
И вообще она села на книгу!! Я понимаю, что моя вина – не убрала, но кто бы знал, как мы были заняты, еду варить и то некогда. Я ее слушала-слушала, потом сказала: «Можно, я сначала умоюсь?»
Тут же вертелась Оксана.
Мы сошли вниз, я обстоятельно умылась, привела себя в порядок и только потом ответила на все эти тирады:
– Мама, ты знаешь, что я человек упорный. Я сейчас пойду с тобою, но не жди, что это как-нибудь повлияет на мои взгляды. Мы писали тут научную работу, и мне крайне странно, что я якобы должна этого стыдиться. Я понимаю, что мне еще не двадцать, но мне уже и не десять. И кроме всего прочего, даже если по твоим меркам мерить, я твердо намерена впоследствии выйти за этого человека замуж, и не тот век на дворе, когда такие вопросы решали родители.
Саша не нашел ничего лучше, как уронить в этот момент заварочный чайник.
– Что с вами? – испугалась мама.
– Не знаю, – ответил он. – Почему-то все время роняю чайники. Может быть, это какая-то болезнь суставов, вы не слышали о такой? Вы понимаете, это происходит так странно: вот я беру чайник, и вдруг неожиданно разгибаются пальцы, начиная с мизинца... – он начал с очень доверительным видом показывать ей, как у него «разгибаются пальцы». Мама, как благовоспитанный человек, слушала его очень внимательно, потом, когда он дошел до указательного пальца, Оксана не выдержала и просто взорвалась от смеха, за ней засмеялась я, потом уже мама, и мы уже просто умирали со смеху, а он все стоял с одинокой ручкой от чайника и печально разглядывал свою ладонь.

22 августа
Мама, как и я, обворчала все, что сумела: и очистку реки, и гусей, и пыль. Я не отказала себе в удовольствии пригласить ее к Степе. Степа повез ее по городу на грузовичке (тот был еще пострашнее легковушки), мама вся побелела, и тут заглох мотор. Я выскочила раньше Степы, поковырялась в этом моторе с видом знатока, но самое смешное, что он завелся! Мама была поражена больше, чем напугана. А вообще на первый раз она держалась молодцом.
Замуж она, оказывается, не выходит. И бумаги папины не выкинула ни одной, наоборот, говорит, что как раз теперь решила вытащить с полок и разобрать для меня, т.к. я уже достаточно подросла, чтоб она могла мне их доверить. Насчет замужа – не думаю, чтоб папу это теперь сколько-нибудь серьезно волновало, но нельзя сказать, чтоб я на его месте огорчилась бы от такого решения. Особенно насчет бумаг он наверняка рад.
А вот о том, чтоб гостить у Саши, нет и речи. Но кто ему приберет библиотеку? Кто графики правильно доработает? Кто подготовит речь для защиты? Все, что нам можно, – это пить чай у деда и вести чинные беседы за общим столом. Слежка за нами идет откровенная. Так мама охраняет мою нравственность. Просто курам на смех. Плохо она меня знает, что ли. Я бы сказала, что она меня просто провоцирует.
Это мучительно – слоняться с мамой по пляжу или по магазинам, когда Саше так нужна помощь. Этак он опять досидит до последнего. Нет, надо что-то предпринять, и немедленно. Даже если мне придется для того писать шпионские записки на конфетных фантиках.

24 августа
Они нас «застукали» на сеновале – когда мы очень уж громко спорили насчет одного места в речи. (Саше все кажется, что надо подробности сыпать, а я ему толкую, что вся эта комиссия своими делами озабочена и надо, наоборот, все проще формулировать). Мы их уже заметили, но сделали вид, что не заметили, и так яро заспорили, что слова не вставишь. Причем наукообразность терминов резко повысилась. Мало-помалу она уж настолько повысилась, что стало абсолютно ясно, что мы их видим. Дед лениво сказал:
– Пошли, мать, дальше спать. Не видишь, русская наука в муках рождается, а ты с ремнем.
– Ну конечно! – возмутилась мама. – Все начинается с науки, а потом...
– О! – воскликнул Саша. – Все начинается с науки! Хорошо сказано! Одобряю. Так красиво могла сказать только жена Сергея Наумова!
– Я тебя сейчас так одобрю, кандидат в кандидаты, – сказала мама.
– Эх, мама-мама, – ответил он. – Я ведь уже большой мальчик. Четырех парней с ножами не побоялся, когда вашу старшую защищал. Думаете, за младшую женщины с ремнем испугаюсь?
– Ступайте-ка, отец, – сказала мама, а сама пошла и бухнулась рядом с Сашей в сено. И вышел такой диалог, а точнее, монолог.
– Сколько тебе лет, большой мальчик?
– Двадцать пять.
– Читала твою статью, ты настоящий ученый.
– Надеюсь.
– А ты рассказывал большой девочке Жене, что такое быть женой таких, как вы? Рассказывал, например, что случись что – ты за свою науку последний пиджак заложишь? Рассказывал, что такое беременная женщина, падающая в голодный обморок, не имеющая сил добраться до холодильника с макаронами? А что такое высокопоставленные научные оппоненты и что такое шантаж, рассказывал? Рассказывал, что жена таких, как вы, обязана забыть о собственном пути и становится ломовой лошадью? Что из этого ты ей рассказывал, господин Ведронбом? Или ты показывал ей только яркие книги и смелую драку?
На этом закончился ее первый аргумент: тяжелая жизнь. Саша молчал. Она выдвинула аргумент номер два.
– Да и потом, господин Ведронбом, насколько хорошо ты понимаешь, что она хоть и тинейджер покуда, да все же барышня, а ты хоть и высокоинтеллектуальный, а мужик? Ты ведь не замечаешь, как она от твоего галстука глаза отводит. Вежливая. А я невежливая: могу тебе прямо сказать, невозможно безобразный галстук, для огородного пугала. То ты на стол сядешь, то ты крошки рукой смахнешь, то тарелку оближешь – а ты представляешь, что у нее внутри при этом происходит? Это она сейчас молчит, еще запас терпенья не исчерпан. Но это не навсегда. Тебя во фрак затолкать – небось взвоешь, а ей-то в твоем хлеву не слаще. И когда тяготы жизненные придут, это очень заметно станет. Тебе от тягот спасение – с порога в сапогах на кровать или на пару стульев грохнуться, и чтоб не трогал никто. А вот Серега, голубая кровь, хоть до утра не ляжет, пока они с Женькой на все лоск не наведут, да еще и картинки поглядят, и музыку послушают, хотя бы и оставалось им после того двадцать минут до будильника. А шуточки твои? Многие за таким балагуром счастливы были бы, и я из таких, и Оксанка, а эти юпитериане не из смешливых будут, им твои шутки – как шелуха и сор, как корова на льду, и промолчать они промолчат, покуда сил хватит, а только всю жизнь она ждать будет, когда ж ты смеяться-то перестанешь – и дождется, скажу я тебе!
Это был аргумент номер два. И если первый меня смешил, этот меня задел. Но я молчала. Пускай себе говорит!
– А вот этого оба вы не понимаете, – мама продолжала. – Женьке пятнадцать, и она в свои пятнадцать пацанка что надо, и в двадцать она такая будет, а то и дольше. А вот когда время ей придет и женщина в ней наконец проснется – не на тебя она тогда будет смотреть, господин Ведронбом, вот уж поверь. И хотя она «другому отдана и будет век ему верна», не будет с того сладко ни тебе, ни ей, ни детям вашим.
Пожалуй, она намекала на Леру. На светлую тонкую Леру, которая, по нашей с папой жизни пройдя, в ней навсегда осталась веточкой весеннего тамариска, того самого, который по самой большой правде не в садах для декоративности разводят, а на соляных почвах высаживают для их укрепления... Только при чем тут женщина, не женщина? Лера – это Лера. Может быть, нас с папой еще и к Венере приревновать?
– Выбрал бы хоть старшую, – мама горько махнула рукой, выбрасывая в пространство аргумент свой последний и ударный. – А младшую мне за тебя похоронить жальче жалкого. Из нее самой человек еще какой мог бы выйти. Евгения Наумова из нее выйти могла бы. А так будет – жена Александра Ведронбома. Кого ж ты любишь, большой и бесстрашный Ведронбом – ее или себя? Вот о чем поразмысли, кандидат в кандидаты.
Она встала и, надо же, ушла. Должно быть, настолько была уверена в непобедимости своей речи. Да еще и картинно накрыла нас своим покрывалом. А я все молчала, ждала, что скажет Саша. Мне это было очень важно – не для главного важно, а для второстепенного, потому что не надо думать, что я на второстепенное глаза закрывала. А Саша ничего не сказал. Брезгливо покрывало сбросил, как только мама из виду исчезла, и сено еще подальше отпихнул, на котором она лежала. Загасил фонарик, закинул руки за голову – и все.
Большая дверь была отворена, что-то там громоздилось силуэтом у входа, и казалось, что это папа, несколько пригорюнившись, глядит маме вслед. Конечно, она говорила правду, свою правду: им обоим бывало несладко. Но разница в том, что мама при этом жертвовала собой из безысходности, а папа просто шел по той дороге, которую выбрал, и все хорошее и все плохое на этой дороге принадлежало ему по праву. И он был богат. И этого нельзя человеку ни подарить, ни отнять...
Мы молчали, и это наше молчание понемногу успокаивало поднявшуюся в воздухе соломенную пыль и разгоняло шелуху жертвенного пепла. Наконец Саша сказал:
– Хорошо, я согласен, пускай будет проще. Я научусь проще. Но не потому, что половине комиссии до моей работы дела нет. А для того, чтобы они все-таки поняли. Я хочу, чтобы они поняли. Ведь это же все-таки не кандидатская, Женька. Это ж все-таки наука, понимаешь? Если не понимаешь, тогда плохо.
Он снял галстук и зашвырнул его куда-то назад.
– А я думаю про Леру, – сказала я. – Есть такая Лера... познакомлю когда-нибудь. Когда мы с папой увидели ее, прямо-таки испугались за нее: такая хрупкая! Но алмаз тоже хрупкий, однако технологии алмазного бурения гладко и негромко ведут филигранную работу по железобетонным глыбам...
Саша засмеялся и крепко пожал мне руку. Очень твердая у него рука. Потом сказал:
– Знаешь, жизнь что-то уж до того железобетонная, что я привык всему смеяться. Но с тобой мне смеяться не хочется. Даже когда ты смешная. Это плохо или хорошо? Вот не пойму, – он повернул ко мне лицо, потом добавил:
– И вот еще, раз уж такие разговоры пошли, осмелюсь я тут одну вещь сделать... – протянул руку, аккуратно сдернул с меня кепку и запустил ее куда-то вслед за галстуком. И это меня, честно говоря, сильно порадовало. Потому что моя кепка была нисколько не лучше его галстука! Просто у меня другой нет...
Папа все стоял у входа, хоть и сгорбившись, но все-таки выходя прямо в звезды. Это было мощно. Как он говорит, «можно картину писать». С неба падали звезды, а я думала: вот мое детство кончилось. Вот начинается моя юность, и сроку ей до утра, пока не угаснут звезды и папа не обернется каким-нибудь набором лопат и грабель. Я даю себе эти несколько часов до рассвета. А потом начнется совсем другая жизнь, и строить ее будем мы сами. И дай Бог мне в этой жизни всегда-всегда помнить свет этой ночи и папу, выходящего с нами в небо.

28.12.02 – 03.01.03




Дорогие читатели, автор всегда  рад вашим отзывам, вопросам, комментариям!
 
(c) Все права на воспроизведение авторских материалов принадлежат Екатерине Грачёвой. Цитирование приветствуется только при наличии гиперссылки на источник. Самовольная перепубликация не приветствуется, а преследуется по закону. Если вы хотите пригласить меня в какой-то проект, сделайте это легально. (написать >>>)
www.positive-lit.ru. В поисках пути Человека. Позитивная, жизнеутверждающая литература. (с) Екатерина Грачёва.