ХОЧУ БЫТЬ КУЛЬТУРНЫМ. 
		Позитивная, нравственная художественная литература: проза, поэзия, песня.
		Песенная поэзия. Педагогика.

http://positive-lit.ru

Вы находитесь в самых ранних разделах сайта -
мы оставили им прежний заголовок.
Для перехода в новые вернитесь на главную страницу.


Памятник Первопечатнику Ивану Фёдорову

Привет всем искателям общего блага


Вы находитесь в разделе, посвящённом  песенной поэзии и авторской песне .
Помимо книги Алексея Грачёва "Путь песенной поэзии" (2007) вы найдёте здесь несколько статей об искусстве и творческой индивидуальности.

3. Исторические периоды авторской песни

[Возникновение, развитие, кризис и упадок авторской песни, их причины]

Возникновение авторской песни

Авторская песня началась в нашей стране с предстояния людей перед освобожденной от иллюзий правдой жизни во время Великой Отечественной войны и жестокостей тоталитарного режима, с проблемы духовного и нравственного выживания людей в этих условиях и желания высказать открывшуюся страшную и прекрасную правду о человеческом выборе перед лицом жизни и смерти, перед лицом вечных ценностей.

Поводом для возникновения авторской песни, как отмечали многие, явилась смерть Сталина и связанное с ней ослабление жестокости тоталитарного режима, в том числе ослабление цензуры на литературные произведения. Стало можно говорить и писать о многих сторонах правды, не боясь репрессий со стороны государства (расстрелов, каторжных работ в концентрационных лагерях и т. д), бывших до этого обычным делом.

Официальное государственное искусство, в том числе песенное, молчало о многих сторонах открывшейся правды. И люди стали сами писать песни и стихи об этом.

Духовно-нравственные основы авторской песни оформились исходя из целей, к которым внутренне устремлялись люди, создававшие авторскую песню, из их предстояния перед вечными духовно-нравственными ценностями.

Развитие авторской песни

Открыв предстояние перед вечными духовно-нравственными ценностями, его возвышающее, облагораживающее действие, люди стали искать продолжения этого предстояния в жизни. Они стремились сохранить и развить умение выражать это предстояние в песнях и стихах.

Объединившись в содружество авторской песни, люди устремлялись к открытию новых горизонтов, достижению новых высот, в том числе в самой авторской песне. Шел сильный и многосторонний поиск форм песен и жизни движения авторской песни. Авторы, исполнители, любители объединялись в клубы, ходили в туристские походы, интересовались поэзией, прозой, классической музыкой, живописью, театром, историей, философией, занимались фотографией, любительскими киносъемками, писали песни, стихи, организовывали концерты, фестивали и семинары авторской песни.

В поиске форм жизни движения авторской песни многое шло в ход: и исторические аналоги поэтов-певцов (барды, менестрели, миннезингеры средневековой Европы), и литературные герои (большей частью романтической направленности), и театральные формы жизни, и собственные находки и идеи. Жизненность найденного проверялась беспристрастным и честным судом последователей авторской песни и временем.

В процессе развития авторской песни у ее последователей укреплялось и росло сознание ее ценности, общечеловеческой, общественной значимости. Не развлечение и не простое личное увлечение, а серьезное дело, нужное людям, народу, стране. Это возвышало и облагораживало, придавало достоинства, распрямляло людей в полный рост.

Таким образом, в течение шестидесятых-семидесятых годов были найдены и укрепились формы песни и жизни движения авторской песни. И к началу восьмидесятых годов авторская песня подошла к рубежу, от успешного прохождения которого зависело ее дальнейшее развитие и существование.

Причины кризиса авторской песни

За шестидесятые – семидесятые годы были найдены, определились основные направления авторской песни, формы ее жизни и соответствующие ей формы песен. В каждом из направлений были открыты и закреплены его основные духовно-нравственные ценности.

Семидесятые годы для авторской песни во многом решающие. Авторская песня бурно развивается по проложенным путям, пишутся значительные песни. Но во второй половине семидесятых годов назревает вопрос о выборе: будет авторская песня развиваться в сторону более высокого уровня осознания духовно-нравственных ценностей и их воплощения в песне или останется на прежнем уровне, чтобы, утрачивая духовно-нравственное развитие, опуститься вниз.11

О том, что авторская песня выросла из прежнего уровня, свидетельствует появление в семидесятые годы авторов, создававших более сложные поэтические и музыкальные конструкции песен. Это и достигшие новых высот старые авторы (например, Александр Дольский), и новые. Для продолжения развития одновременно с этим надо было достигнуть более высокого уровня осознания и реализации духовно-нравственных основ авторской песни в жизни содружества. Но этого не произошло. Лишь немногие отдельные авторы продолжали расти внутренне. На этом этапе проявились слабые стороны авторской песни, не давшие ей выйти на более высокий уровень духовно-нравственного развития.

Во-первых, большинство основателей авторской песни пришло к предстоянию перед вечными духовно-нравственными ценностями не самостоятельно, а через насильственное вовлечение системой тоталитарного государственного режима в жестокие жизненные испытания. Против лжи и лицемерия этой системы авторская песня сильно выступала. Своих же путей к достижению предстояния перед вечными ценностями у авторской песни явно недоставало. Интуитивно ее последователи находили такие выходы, как жизнь в трудных условиях, альпинизм и другие виды туризма. Но без осознания пути духовно-нравственного совершенствования это не могло помочь созданию нового уровня развития. Перед авторской песней встал выбор: либо осознать и создать свои пути к новому уровню предстояния перед вечными ценностями, либо оставаться на прежнем уровне, впоследствии опускаясь вниз. Выхода на более высокий уровень не произошло главным образом из-за незнания того, какая именно работа над собой ведет наверх, а также из-за нежелания ряда авторов идти выше достигнутого.

Во-вторых, свою отрицательную роль сыграло присутствие в авторской песне настроя на критику системы тоталитарного государственного режима. Если бы этого не было, то при появлении отчетливых признаков неблагополучия все силы движения авторской песни могли быть брошены на поиск пути наверх, – и объединенным усилием этот путь мог быть найден. Но слишком многие авторы выбрали более легкий путь: критиковать недостатки существовавшей тогда системы тоталитарного государственного управления, достигая таким образом сознания своей значимости, вместо того чтобы осознавать и исправлять свои собственные недостатки. Отныне они больше опирались на ореол полузапрещенных правдолюбцев, чем на достижение и сохранение внутренней высоты, связав таким образом существование авторской песни, которую они создавали, с долголетием системы, которую она критиковала. Когда система тоталитарного управления государством рухнула, авторская песня из кризиса перешла в упадок.

Кризис авторской песни

В восьмидесятые годы кризис в авторской песне развивается полным ходом. Правда во второй половине восьмидесятых годов авторская песня переживает всплеск, связанный с объявлением государственной перестройки и гласности. Но этот всплеск скорее внешний, чем внутренний. Любители критики дорвались до возможности покритиковать. Хватило этого ненадолго. И всплеск этот был последним. Для развития авторской песни он ничего не принес.

К восьмидесятым годам в авторской песне утвердились авторы нового поколения, создававшие более сложные поэтические и музыкальные конструкции песен, исполнители, более профессионально овладевшие голосом и гитарой. Чтобы не потерять их для авторской песни, надо было соединить этот более сложный уровень творчества с более высоким уровнем осознания духовно-нравственных основ авторской песни и проявления его в жизни. Сделать это должны были прежде всего основатели авторской песни, совершив труд осознания нового, более сложного уровня. Но, видимо, большинство из них уклонилось от этого труда – ведь творить по проложенному пути легче, чем открывать и прокладывать новые пути. Новые же авторы часто не имели опыта предстояния перед вечным в той же мере, что и основатели. Поэтому они не смогли самостоятельно соединить новый, более высокий уровень внешнего мастерства с духовно-нравственными основами авторской песни.

Кроме того, в это время уходит из жизни Владимир Высоцкий (1980 год), несколько позднее – Юрий Визбор (1984 год). Александр Галич еще раньше был выслан из страны и погиб. Булат Окуджава понемногу перестает писать песни. Слабеют и исчезают живые примеры следования духовно-нравственным основам авторской песни в жизни и песне.

Конечно, в авторской песне всегда были настоящие творческие люди, которым новые возможности и открытия дороже старых достижений, но или таких людей оказалось немного, или они не были достаточно активны в соединении новых форм творчества с духовно-нравственными основами авторской песни.

В результате наметившегося кризиса происходит разделение ранее единой среды авторской песни на основателей, знающих, чувствующих основы авторской песни, но утративших развитие, и новых авторов, творящих на более сложном уровне, но оторвавшихся от основ авторской песни. Очень немногие авторы нового поколения смогли самостоятельно соединить духовно-нравственные основы авторской песни и новый, более сложный уровень творчества. Остальные же, утратив связь с основами авторской песни в жизни, стали работать больше над формой стиха, музыки и формой исполнения песен.

Появляется волна авторов и исполнителей, сознательно работающих лишь над внешней техникой написания и исполнения песен. Их вполне можно назвать академическими бессодержательниками. Привнося в авторскую песню внутренне пустые песни и такое же их исполнение, они разрушают внутреннюю духовно-нравственную жизнь авторской песни. По этому поводу, как иллюстрация, вспоминается одна христианская притча.

Зашел странствующий монах в церковь помолиться. Глядит – а вместо священника проповедует бес, одетый священником. Встал монах в сторонку и стал внимательно следить за речью беса, чтобы поймать его на слове, где он скажет неправду. Но бес говорил точно, как в священной книге, ничего не изменяя. И так было до конца проповеди. Проповедь кончилась. Люди разошлись.

Тогда монах подошел к бесу и сказал: «Я узнал тебя: ты – бес!»

«Точно так», – отвечал тот.

«Я искал поймать тебя на слове, но ты все говорил правильно!» – сказал монах.

«Я старался», – ответил польшенный бес.

«Так в чем же твой секрет?» – спросил изумленный монах.

«Я говорил без огня в сердце, и знаю, что эти люди по моим словам поступать не будут. А этого для меня уже достаточно», – ответил бес.

Академические бессодержательники создают и исполняют песни «без огня в сердце», не давая себе труда прожить то, о чем пишут и поют. Думают, наверное, во время исполнения песни, как бы не спутать аккорды или первый голос со вторым. Но если человек не живет тем, о чем поет, то нет единства песни и жизни, и это уже не авторская песня. Это, скорее, уже эстрадная песня.12

Некоторые из академических бессодержательников создают так называемые лаборатории, студии и даже театры авторской песни, силясь втиснуть авторскую песню в несвойственные ей формы академического, театрального или эстрадного искусства. Результаты таких опытов получаются соответствующими их цели, оторванной от сути авторской песни, простоты и красоты ее внутренней духовной жизни. При этом академические бессодержательники считают себя большими авторитетами в авторской песне, посматривая на других свысока, не понимая всей глубины и трагичности своего разрыва с авторской песней, ее духовно-нравственными основами.

За неимением внутренней прожитости (огня в сердце), происходящей из единства человека с духовно-нравственной идеей, часть академических бессодержательников играет нагнетением эмоций. Например, Елена Камбурова во многих своих песнях нагнетает нарочито глубокий и тягучий эмоциональный трагизм.

В связи с этим, как предупреждение, вспоминаются строки из известной песни М. Володина «Гори, моя душа»: «Так дай нам Бог понять на нашей страшной тризне, что все, в чем нет огня, не стоит ни гроша».

В настоящей авторской песне исполнитель песни сосредотачивается на сути, заключенной в песне, которую он хочет донести, а не на эмоциях, которые она вызывает. (Так пел Владимир Высоцкий, Булат Окуджава и другие, внутренне сосредотачиваясь на сути песни). А по нему, как по камертону, настраиваются зрители, слушатели – те, кто хочет прикоснуться к сути песни, участвовать в ее внутренней жизни, создаваемой исполнителем.

Кроме разделения среды авторской песни на основателей, утративших развитие, и новых авторов, оторвавшихся от основ авторской песни, кризис проявился еще и в ослаблении общественного, общинного настроя среды авторской песни. Авторы, исполнители и любители нового поколения, все меньше осознававшие и чувствовавшие в своей жизни проявление духовно-нравственных основ авторской песни, стали все более выдвигать на первый план свои личные интересы: желание личной победы в фестивальном конкурсе, желание привилегированного положения в среде авторской песни за счет своих званий, знакомства с организаторами фестивалей и многое другое. Содержание песен таких авторов стало глубоко индивидуалистическим, зацикленным на личных переживаниях, часто невысокого бытового уровня. Уменьшается число песен и авторов философско-сознательного раздела, требующего выражения в песне предстояния перед большим, чем личная жизнь и через него перед вечными ценностями. В частности, все меньше становится песен высокого уровня, выражающих единство автора с другими последователями авторской песни, творческим содружеством, своим народом, Родиной.

К этому времени во всех основных направлениях авторской песни определились главные духовно-нравственные ценности и типичные формы их выражения. Из-за отсутствия развития появляется поток вторичных песен, повторяющих друг друга по смыслу, набору образов, музыкальной гармонии. Это приводит к появлению конкуренции между авторами, делению на «своих» и «чужих» как в клубах, так и на фестивалях авторской песни. Из-за общего для авторской песни измельчания идей песен у достигших известности, признания авторов появляется страх перед новыми значительными по смыслу песнями. Организаторы ряда фестивалей, лелея «избранных», пропускают на конкурсные сцены фестивалей песни среднего и низкого уровня, на фоне которых песни «избранных» выглядят не так тускло и убого. Вообще новым авторам глубоких значительных песен становится очень трудно пробиться на фестивальные сцены.

Полузапрещенный статус авторской песни, в том числе временное закрытие некоторых крупных фестивалей в этот период (80-е годы), создавали ей ореол значительности, общечеловеческой народной ценности – порой даже там, где для этого не было достаточных оснований, что также мешало увидеть нарастающий кризис и осознать его причины.

В общем, кризис авторской песни выразился в достаточно сильном отходе от духовно-нравственных основ авторской песни в жизни. В результате слабеют характерные признаки авторской песни, становится менее четким и ясным ее отличие от других песенных течений.

Честные последователи авторской песни бьют тревогу, стараются понять, что же случилось, почему исчезает прежний настрой авторской песни. Об этом написанная в восьмидесятые годы песня Ливановой «Репетиций не надо»:

Репетиций не надо, их кончился срок.
Песня ждет на листке из блокнота.
До упора на сердце закручен колок,
Чтобы слышать фальшивую ноту.
Как уже надоело твердить без конца
В честь гитары привычные оды...
Расчехлите зажатые ваши сердца –
Песня выпустит их на свободу.

Мчатся кони под берег обрывистый,
Песней сердце навылет пронзив.
Никакая гитара не вывезет,
Если нечего ей вывозить.

Километры истертых, натруженных лет
И посмертных пластинок звучанье,
Поколение первых, сказавшее «нет»,
Тех, кого приучали к молчанью.
Где ты, первый мой прожитый день без вранья?
Как мучительны эти уроки!
Все труднее и реже даются друзья,
Так же, как настоящие строки.

Мчатся кони...

А кого ты сегодня в дорогу берешь,
Чтоб струна не могла оборваться?
Тех, кто к жизни пожизненно приговорен
По законам лицейского братства.
Чем сегодня оплачена песня твоя?
Что сказать мы готовы друг другу?
Да и стоит ли за руки браться, друзья,
Ради просто гитары по кругу?

Мчатся кони...

Желая сохранить настоящую авторскую песню, единство с ее духовно-нравственными основами, многие последователи авторской песни стремятся к этому всеми силами, ищут выход. Но, видимо, никто из них до конца не понимает, что же случилось и что надо делать.

Упадок авторской песни

В 90-е годы с исчезновением тоталитарного государства кризис авторской песни переходит в упадок. Академические бессодержательники получают большое признание на фестивалях. Именно их культивируют организаторы многих больших (региональных и межрегиональных) фестивалей. Серьезные песни с глубоким смыслом все реже попадают на фестивальные сцены, и наконец, за редким исключением, исчезают с них совсем. Конкурсные концерты фестивалей компонуются из пустых развлекательных песен. Ведущими фестивалей в ряде случаев становятся диск-жокеи, проводящие фестивальные концерты в развязном стиле дискотеки.

Конкуренция между «чужими» и «своими» доходит до того, что на ряде фестивалей начинаются махинации организаторов со звуковой аппаратурой: «своим» настраивается получше, «чужим» – похуже. Недостаток смысла песен все больше заменяется спиртными напитками, которыми при попустительстве оргкомитета фестивалей торгуют очень широко. И вообще, чем только не торгуют на многих больших фестивалях. Песня оказывается только незначительным приложением к этим большим базарам.

Доходит до того, что люди, приезжающие на фестиваль ради серьезной авторской песни, перестают ходить на фестивальные концерты и собираются у костров.

Множество дельцов от авторской песни делает деньги на торговле магнитофонными записями, видеозаписями, сборниками песен. Тут уж не до духовно-нравственных основ – была бы прибыль. В общем, те, кто хочет, погружаются в грязь алчности, пошлости и цинизма, делая это без зазрения совести.

Как писал Юрий Визбор в песне «Деньги»:

Все на продажу понеслось,
И что продать, увы, нашлось.
В цене все то, что удалось,
И спрос не сходит на интриги...

Но у него же в последнем куплете этой песни дан и выход из создавшегося положения:

Моя надежда на того,
Кто, не присвоив ничего,
Свое святое естество
Сберег в дворцах или в бараках.

Во время упадка во многих клубах авторской песни употребление спиртных напитков становится нормой. Уровень идей песен соответствующий, часто кабацко-разудалый или пошло-бытовой. И публика соответствующая.

Один из упадочных авторов Олег Митяев так поет в середине девяностых годов в своей песне «Наш пароходик»:

Нас не пугают уже никакие метели,
Но и не греет огней разноцветная слизь.
Ну, созвонились, как водится, ну, посидели,
Кто-то напился, и заполночь все разошлись.
Наш пароходик отходит в светлое прошлое,
Не без волнений отходит и не без труда.
Не потому, что так хочется нам невозможного,
Просто не хочется больше уже никуда...

Но если авторская песня еще жива, то благодаря стараниям своих честных последователей, не изменивших ее духовно-нравственным основам и сохранивших свое святое естество – человеческий облик, несмотря на потерю понимания пути развития и явные признаки упадка вокруг. И эти люди могут, объединившись, начать действовать. Как бы ни был тяжел упадок, он может стать началом пути к возрождению через поиски пути наверх. И очень нужен этот путь.


11 Как известно из синергетики (теории самоорганизации открытых систем), каждая открытая система, через которую идет поток энергии, в том числе человек и сообщество людей, может находиться в равновесии только на строго определенных уровнях, между которыми находятся области неравновесного состояния (как у электрона в атоме).

При увеличении потока энергии открытая система вырастает из прежнего уровня и попадает в неравновесную область. Там система должна сделать свой выбор: двигаться вверх, к более высокому и сложному уровню развития, или опуститься вниз, на прежний уровень, утратив возможность развития. В ряде случаев система может совсем разрушиться. Математически эти два пути – вверх и вниз – равнозначны. При этом выбор системы, с одной стороны, ориентирован на внешние условия, а с другой, исходит из внутренней направленности системы. (Эти теории и практические исследования открытых самоорганизующихся систем многократно опубликованы. Например, можно назвать книгу Пригожина и Стенгерс «Порядок из хаоса», книгу Т. Дубнищевой «Концепции современного естествознания».) Можно, конечно, оспаривать такое объяснение, однако факты последующего кризиса, подтверждающие это объяснение, налицо.

12 Как известно, АП во многом родилась как протест против пустоты, лжи и бездуховности официального эстрадного песенного искусства. Теперь же в АП его создают академические бессодержательники.


(с) Опубликовано:  ISBN 978-5-87039-153-3 Грачев А.П. Путь песенной поэзии. Авторская песня и песенная поэзия восхождения. (Изд. 2-е перераб. и доп.) - Челябинск: "Рекпол", 2007. - 148 с.

Возврат к списку

ПЕРЕЙТИ НА СТРАНИЦУ:
Содержание * Предисловие * Духовно-нравственные основы авторской песни * Разделы авторской песни * Направления авторской песни * Клубы, фестивали, семинары авторской песни * Возникновение, развитие, кризис и упадок авторской песни, их причины * Второй канал авторской песни * Отличие авторской песни от других песенных течений * О происхождении слова "бард" в авторской песне * Основные авторы начала авторской песни * Рубеж * Цель и духовно-нравственные основы песенной поэзии восхождения * Направления, творческие мастерские и слеты развития песенной поэзии восхождения * Примеры текстов песенной поэзии восхождения * Углубленная работа над текстом, музыкой, исполнением * О поэтической формуле продолжения восхождений в авторской песне и песенной поэзии восхождения * О поэзии, выражающей переживание, и поэзии, выражающей знание * Два пути к поэзии * Об условии востребованности песни * Три вида поэтических текстов по отношению к песне * О противоположном отношении авторской песни и рока к утверждению человеческой культуры * Об индивидуальной внутренней направленности человека * Людям будущего


СТАТЬИ ОБ ИСКУССТВЕ
О мастере и подмастерье в искусстве

www.positive-lit.ru. В поисках пути Человека. Позитивная, жизнеутверждающая литература. (с) Екатерина Грачёва.