www.positive-lit.ru
Памятник Первопечатнику Ивану Фёдорову
Читать всего совсем не нужно;
нужно читать то, что
отвечает на возникшие в душе вопросы.

Лев Толстой
ПОЗИТИВНАЯ, ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩАЯ ЛИТЕРАТУРА






ИЗ КНИЖНОГО КАТАЛОГА

ЖИВОПИСЦЫ О КНИГАХ

АВТОРИЗАЦИЯ
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация




Где кончаются рельсы. Роман. 2001-2004

 

Часть 3. Глава 29. Крик души.
Ксюша, чем я так провинился перед тобой, что ты совсем не пишешь? Не знаю, что и думать. Здорова ли ты? Каким бы синим ни было здешнее небо, тебя мне никто-никто не заменит. Всего тебе самого доброго. Твой Дёма.
P.S. Командор, хоть ты словечко черкни – что случилось?

Часть 3. Глава 30. Ответный крик.
Подробностей я писать не хочу. Дело не в них. Ну, если по сути, мы все для него – чудаки, а любым чудачествам есть грань, понимаешь? Грань, за которой человеку перестают говорить ласково: «Да, да, ты Наполеон, только успокойся», – и начинают связывать узлом смирительную рубашку. И это может произойти в любую, любую минуту, и произойдёт – в самую неподходящую, когда от этого вся жизнь зависит... А значит, так больше нельзя. Кстати, Андрей даже не понял, что он вообще сделал: и Сашке, и мне...

Часть 3. Глава 31. Не твой.
Он начинал писать ответ много, много раз, а потом рвал всё, кидал в ведро и начинал снова.
Ксюша, Ксюша, я всё понимаю, поверь: всё это пройдёт... Ах, какая гадость, это ведь и есть: «Ты Наполеон, только успокойся»!..

Часть 3. Глава 32. Телега.
– Тогда надо готовить телегу.
– Какую ещё телегу? – удивилась Ксюша.
– Обыкновенную. Готовь сани летом, а телегу зимой. Народная мудрость.
– Это если верить, что лето наступит, – ответила она.
– Наступит или нет – не твоё дело, – сказал Волчанский. – Знаешь, как я деньги делаю?

Часть 3. Глава 33. Сон.
– Вот то-то и оно! – неожиданно закричал Павел. – Верила! Зачем ты мне верила? Я тебя не уполномочивал мне верить! Зачем ты воздвигаешь такие громады доверия, которые невозможно вынести? Верь ты, ради Бога, так, чтоб об этом никто не догадывался, даже ты сама! Какая польза в твоей вере, если после неё у тебя настаёт зима?

Часть 3. Глава 34. Равновесие.
Почему он перед напастью и болью – стоек, как камень, а перед радостью – над собою не властен? Так бы и летел взахлёб, дороги не разбирая, дитя, дитя, ну нельзя же так...
Робу снял, побежал на кухню, заторопился – ложки уронил, загремел. Коля смотрит.
Хлеб резал – рассыпал. Теперь уже все смотрят.
Ну всё, похоже, прощай, отмосточка!

Часть 3. Глава 35. Долги.
– Не воркуй, пожалуйста! Сестра милосердия! Не видишь, что ли, что я не в себе? – сказал Павел, уходя от её рук. – Явилась без приглашения, то ей дай, это дай... Иди домой, а в девять часов я за тобой заеду. Уходи, тебе говорят! Силой тебя выставлять, что ли? Дверь сама захлопывается.
– Павел... – начала она.
– Ря-би-ни-на до-ро-га-я! Прроваливай!
Ушла. Ушла и оставила после себя странный золотой звон.

Часть 3. Глава 36. Человек.
То ты был слишком стар в тридцать лет. То слишком беден. То слишком неграмотен после двух институтов. То слишком обременён семьёй и работой. Ах, можно подумать, что те, свершившие, просиявшие, победившие – ничем не были обременены! Можно подумать, они не совершали ошибок! Можно подумать, у них не было здесь, на Земле, никаких обязательств...

Часть 3. Глава 37. Близко.
«Не теряй меня, уехала с Павлушей, вернусь утром».
Изумительная записка. Показать кому...
Небо было чистое, ясное, звёзды порассыпались от края и до края, и за краем – если знать – тоже звёзды...
Илья стоял на въезде во двор, запрокинув голову, и смотрел вверх.

Часть 3. Глава 38. Треугольник.
Илья!
Здравствуй.
Три года назад я спросил у тебя, что такое любовь, и ты мне ответил. Мне это помогло несказанно. И теперь я буду писать тебе, что такое любовь, а ты читай и внимай.

Часть 3. Глава 39. Многогранник.
А между тем было утро, однако Илья так и не ложился, и вообще его в доме не было. Догорала длинная свеча на столе. Ксюша тревожно выбралась из спальника, подошла к столу; надорванный конверт лежал посередине, и рукой Ильи было написано: «Тебе».
Ксюша разволновалась ещё больше и поскорей вытряхнула листки.

Часть 3. Глава 40. Зодчий.
"...Пройдет срок – забудутся учителя, правители, матери и ученые. Но никогда не кончится сумасшедший зодчий, жаждущий красоты, любви и правды, пораженный светом новых небес, а имя ему – он забыл его, растворившись в свете!
...Здравствуй ещё раз!"

Дёма дописал, когда уже скоро выходить пора было, дописал – побежал умываться, а текст дал Коле почитать на всякий случай. Коля вернул листок, головой покачал. И сказал:
– Слушай, опять ты за своё. Пойми ты наконец, нам поражённые сумасшедшие не нужны! Нам нужны те, кто крепко держит в руках рубанок!

Послесловие
– Превысил, виноват, согласен, каюсь, сколько? – сказал Павел.
– Какое сколько? – возмутился тот. – Выйдемте, гражданин, оформим протокол...
– Ээх! – простонал Волчанский. – А роды тоже вы оформлять будете?


Главы 61 - 73 из 73
Начало | Пред. | 1 2 3 4 | След. | Конец Все


Дорогие читатели, автор всегда  рад вашим отзывам, вопросам, комментариям!
 
(c) Все права на воспроизведение авторских материалов принадлежат Екатерине Грачёвой. Цитирование приветствуется только при наличии гиперссылки на источник. Самовольная перепубликация не приветствуется, а преследуется по закону. Если вы хотите пригласить меня в какой-то проект, сделайте это легально. (написать >>>)
www.positive-lit.ru. В поисках пути Человека. Позитивная, жизнеутверждающая литература. (с) Екатерина Грачёва.