www.positive-lit.ru
Памятник Первопечатнику Ивану Фёдорову
Читать всего совсем не нужно;
нужно читать то, что
отвечает на возникшие в душе вопросы.

Лев Толстой
ПОЗИТИВНАЯ, ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩАЯ ЛИТЕРАТУРА






ИЗ КНИЖНОГО КАТАЛОГА

ЖИВОПИСЦЫ О КНИГАХ

АВТОРИЗАЦИЯ
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация




3. Олина тайна

 
3. Олина тайна


Когда я вернулся домой, то меня встречали мама, папа… и Оля. Оказывается, Илья в самом деле осуществил своё обещание и этот глупый кусок передачи показали в моём городе. Я растерялся, когда увидел Олю. Точнее, я бы мог что-нибудь немедленно сообразить, вроде торжественного вручения конфеты, но не захотел. Оля сама поулыбалась и помахала мне рукой. Тогда я поторопился объявить:

— Оля, здравствуй! Как я рад, что ты нашлась. У меня к тебе есть очень секретный разговор. Можно мне напроситься к тебе в гости?

После чего мама с папой забрали мою сумку, а Оля забрала меня, и я пошёл к ней в гости. Она жила в новом месте, совсем рядом с вокзалом. Квартира была такая, знаете, со всякими вышитыми скатертями на столиках и полочках, несовременная, в общем.

— Оля, мой секретный разговор в том, что я ужасно переживал, когда узнал, что тебе подложили кулёк конфет, да ещё ты тем более исчезла, — сказал я.

— Я переехала, — улыбнулась она. — И меня перевели. А уж ты, наверное, напридумал, что я так смертельно разобиделась? И наверное, брожу по тёмным улицам в одиночестве и плачу о нанесённой мне обиде? И конечно же, обожаю тебя до слёз.

— Ага, примерно так, — мне ничего не оставалось, как согласиться.

— Ты мне раньше нравился, когда ты другим был, — отрицательно покачала головой Оля. — Только ты меня никогда не замечал. А потом ты написал свою книжку, её все читали, и я прочитала. Ты в ней написал, что все люди хорошие. После этого мне хотелось подойти к тебе и поговорить про книжку и про жизнь. Но у меня не получалось. Я подойду и вижу, что ты меня по-прежнему не слышишь. Видно, ты это только для гордости написал, и тебе неинтересно было, что я скажу, ты на меня смотрел, как звезда на поклонницу. Я и перестала пытаться. А конфеты были кстати. Я их отдала соседям. У нас были соседи очень бедные, четверо детей, и оборванные такие. Что тебе ещё рассказать?

Я чувствовал себя как из ведра облитый. И честно признался:

— Мне было одиноко, я устал от этого и искал людей, и не знал, как их найти ещё по-другому. Оля, я согласен, что в этом было много ненастоящего. Но я не знаю, а действительно ли лучше жить одиночкой, как ты?

— Обернись и открой второй ящик стола,— ответила она с насмешливой улыбкой.

Я открыл. И оторопел. Пол-ящика занимало множество конвертов. Они прямо так и стояли бочком, и между ними были какие-то указатели.

— Мне подсказал папа,— произнесла Оля, подходя ближе. — Вот знаешь, иногда в журналах «Юный натуралист» или «Юный техник», или «Юный художник», ещё каких-то печатают рисунки, письма или рассказы, которые сочинили дети, подростки. А в редакции ведь остаются все адреса. Если написать в редакцию, сотрудники могут передать письмо, и человек может ответить. Когда я встречаю интересную заметку, я так и делаю. И многие отвечают. А некоторые становятся друзьями. Больше всего писем вот здесь — это Витя. Он самый необыкновенный... Представляешь, я даже не думала, что бывают такие дети, которые чуть ли не с колыбели великими целями задаются. А он такой. Мне он почти каждый день пишет. Вот ему правда больше поговорить не с кем, семья тяжёлая. А вот эти толстые письма — этот мальчик писатель. Мне с ним даже интереснее дружить, чем с вот ещё одним, художником, потому что он как раз рисовать не умеет, а я рисую, и он мне шлёт свои рассказы, а я к ним рисую, и один раз его рассказ вместе с моим рисунком напечатали. Иногда, представляешь, может два письма в день прийти или сразу три. И тогда так хорошо становится. Вот как подумаешь: мир большой, я маленькая, а у меня друзья какие настоящие! Сразу так много сделать хочется, придумать, чтобы в человечестве осталось... Что, удивила? У тебя такое лицо... Подожди, я тебе ещё что покажу, — она вытащила одно из писем Вити. — Вот. Прочитай самое начало. Ничего, ничего, это не секретно. Это тебе для раздумья.

Я осторожно взял листок.

«Здравствуй, дружище Оля. Если бы ты знала, как муторно у меня было сегодня на душе, я тебе чуть попозже ещё расскажу, что тут произошло. Но в общем, я шёл такой убитый, что уже ни на что не надеялся. А тут из ящика прямо в руки прыгает твоё письмо. Да ещё с такими нужными словами, так вовремя... Оля, ты можешь улыбаться, но я просто на колени встал и тебе поклонился. Ты не знаешь, как ты меня сегодня спасла».

Я читал эти слова и думал, что мне такого никто не скажет и не напишет. Я ничего не сделал, чтобы заслужить такие слова. Вот из тех девчонок, которые, я уже говорил, в меня влюбились, одна мне даже письмо сочинила со всякими признаниями — я гордился, радовался чему-то, павлин пышнохвостый... А вот перед этими простыми и потрясающими словами мне стало стыдно всей своей прошлой жизни.

Оля наблюдала, как я на неё смотрю, и трогала свою щеку конвертом. Потом сказала:

— Теперь ты знаешь, где я живу. Приходи ко мне в воскресенье? И приноси в себе что-нибудь ценное. Что сможешь. А я тебя буду ждать. Придёшь?

Всю оставшуюся неделю я искал в себе что-нибудь ценное.



Назад в раздел


Дорогие читатели, автор всегда  рад вашим отзывам, вопросам, комментариям!
 
(c) Все права на воспроизведение авторских материалов принадлежат Екатерине Грачёвой. Цитирование приветствуется только при наличии гиперссылки на источник. Самовольная перепубликация не приветствуется, а преследуется по закону. Если вы хотите пригласить меня в какой-то проект, сделайте это легально. (написать >>>)
www.positive-lit.ru. В поисках пути Человека. Позитивная, жизнеутверждающая литература. (с) Екатерина Грачёва.