www.positive-lit.ru
Памятник Первопечатнику Ивану Фёдорову
Читать всего совсем не нужно;
нужно читать то, что
отвечает на возникшие в душе вопросы.

Лев Толстой
ПОЗИТИВНАЯ, ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩАЯ ЛИТЕРАТУРА






ИЗ КНИЖНОГО КАТАЛОГА

ЖИВОПИСЦЫ О КНИГАХ

АВТОРИЗАЦИЯ
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация




Кража

 


У семьи Диванчиковых взломали сарайку. Аленка поняла это даже сквозь закрытую дверь. В коридоре стояла бабушка, и многочисленные Диванчиковы сбегались к ней из комнат.

- И банки мои украли? - спрашивала тетя, которая была садоводом.

- И банки!

- А удочки мои, удочки? - кричал из своей комнаты дядя Глеб. - Целы ли?

- Что там удочки, они мою лопату увели! - сердился дедушка. - Вон, один сундук прабабушкин оставили, гроб этот неподъемный! Лучше б и его унесли.

Тут в подъезде заскрежетало, застучало, и в квартиру ввалились мама и папа. В руках у них были старый торшер без провода и бесколесые останки велосипеда "Левушка".

- Мам, а "Школьник"? - испугалась Аленка.

- Какой еще "Школьник"! - ругательным голосом ответила бабушка. - Говорила я ей, растяпе, что нельзя такие вещи держать в сарайке!

Лицо у мамы пошло пятнами, а подбородок задрожал.

- Мамочка, ну и пусть, - сказала Аленка. - Ну и пусть, ведь ты все равно не разрешала мне в городе кататься, чтоб не отобрали.

Но девочку никто не слушал, и она ушла к себе в комнату, где папа уже громоздил в углу торшер и покалеченного "Левушку".

- Па!.. А это-то зачем принесли?

- Не знаю, Олененок, - он взъерошил ей челку.

- Это... пригодится твоим детям! - громко сказала мама, просунув голову в двери, и снова исчезла.

- Ладно, - согласилась Аленка. - Детям так детям. Я тогда возьму торшер, а "Левушку" отдадим Борькиным внукам. Чтоб поровну.

Борька выплюнул соску и возмущенно закряхтел.

- Смотри-ка, он тоже хочет торшер, - заметил папа.

Но тут Борька заревел. Наверное, он вообще не желал пугать своих будущих внуков этим пыльным металлоломом.

Из коридора донесся взрыв ругани. Папа закрыл дверь поплотнее и стал качать кроватку. Аленка сказала:

- Лучше бы унесли ковер, и телевизор, и магнитофон, и все мои календарики, а "Школьник" бы оставили.

- Почему? - удивился папа. - А где я без телевизора буду новости смотреть?

- Ну... у соседей. Пап, а вот если бы ты ехал на телевизоре и стал бы падать в карьер, ты бы отпустил телевизор или нет?

- Не знаю, - сказал папа. - Я никогда не ездил на телевизорах.

- Однажды мой конь заскользил передними ногами по щебню и чуть не упал в карьер, - вздохнула Аленка. - А там же высоко. Я испугалась, даже заревела, и стала его тянуть, а он пополз вниз.

- Ужас, Олененок! И когда это было?

- На даче, между первым и вторым классом. Сейчас-то я бы не заревела. И там шел дядька, такой злой, он ругался и кричал мне его сбросить!

- Кого сбросить? Самого себя?

- Нет же, коня! Ну, велосипед. Я не бросила, дядька нас двоих вытянул. Папа, ты понимаешь, да? У тебя глаза сейчас такие страшные, вот и я тогда очень испугалась - ведь вдруг бы он разбился! А дядька, представляешь, кричал его бросить! Он какой-то... неумный.

Вошла мама, от нее пахло валерьянкой.

- Даже люстру унесли, которую нам на свадьбу дарили! Нашу стеклянную люстру!

- Мама Таня, - спросил папа, - скажи, если бы ты ехала на люстре и почти упала в карьер, ты бы стала ее спасать?

- Занялся бы лучше делом, - ответила мама. - Помог бы Глебу сундук перенести.

Папа вздохнул, встал и сказал:

- Таня, я думаю, месяца через два мы сможем купить новый велосипед?

Мама опять пошла пятнами.

- Что ты, папа! - Аленка замотала головой. - Зачем, ведь в городе нельзя ездить, а дачи у нас теперь нет!

Папа пожал плечами и вышел. Аленка побежала помогать. А на улице, прижавшись щекой к его большой руке, зашептала:

- Это я виновата. Мой конь остался в темнице, и я не смогла заступиться за него! Знаешь, для него полет над тропинкой - это самое большое счастье в жизни. Он так дрожит в воздухе, мой огневой конь. Он хотел летать, а я позволила его запереть. Тогда пришли воры и взяли его с собой. Ведь им много придется кататься? Хоть бы они берегли его! А вдруг они даже поймут его и станут добрее? Ведь может такое быть?

- Все может быть, Олененок. Ты права. Пусть катаются.

- Он, наверное, быстрее разломается... но лишь бы не в сарайке, папа, лишь бы не в темнице!

- Правильно, - сказал папа, и голос у него стал твердым. - А ведь я не стал бы спасать телевизор из карьера.

- Стал бы, я знаю, - Аленка улыбнулась. - Ты всегда всех спасаешь. Пойдем, нас еще ждет сундук.

1997


Опубликовано:
журнал "Тропинка", 1998, сентябрь;
Екатерина Грачева. Маленькие истории. - Челябинск: "Рекпол", 2005.




Дорогие читатели, автор всегда  рад вашим отзывам, вопросам, комментариям!
 
(c) Все права на воспроизведение авторских материалов принадлежат Екатерине Грачёвой. Цитирование приветствуется только при наличии гиперссылки на источник. Самовольная перепубликация не приветствуется, а преследуется по закону. Если вы хотите пригласить меня в какой-то проект, сделайте это легально. (написать >>>)
www.positive-lit.ru. В поисках пути Человека. Позитивная, жизнеутверждающая литература. (с) Екатерина Грачёва.