www.positive-lit.ru
Памятник Первопечатнику Ивану Фёдорову
Читать всего совсем не нужно;
нужно читать то, что
отвечает на возникшие в душе вопросы.

Лев Толстой
ПОЗИТИВНАЯ, ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩАЯ ЛИТЕРАТУРА






ИЗ КНИЖНОГО КАТАЛОГА

ЖИВОПИСЦЫ О КНИГАХ

АВТОРИЗАЦИЯ
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация




9. МИШУРА

 
9. МИШУРА


…Школьная вечеринка. Татка долго колебалась, что ей надеть. Учитывая встречу с Тайгером, ей вообще хотелось бы экипироваться армейским костюмом с жёсткими башмаками. Но не было даже джинсов. Одни окончательно перестали налезать ещё осенью, другие, более бесформенные и широкие, с заплатой и стёртыми растянутыми коленками, почти на ладонь не доставали до полуботинок, так что Татка выглядела в них крестьянином-переростком, это было слишком даже для неё самой. Так что последние пару месяцев ей приходилось ходить в платье все дни, когда не было физкультуры, а стало быть, и оправдания спортивным штанам. К счастью, среди платьев, которые ей изредка предлагали в наследство от двоюродной сестры, недавно нашлось не легкомысленное, не маркое и в меру длинное, до самых сапог. Оно было похоже на мундир, так что в качестве второй обуви полуботинки вполне годились. Вот в нём-то Татка и ходила всю осень. Но оно было слишком узким, в нём невозможно ни убегать, ни драться, если только не расстегнёшь до пояса — Татка куда как хорошо осознала это в день конфликта!

Да и что это вообще такое, что она всё на этого Тайгера оглядывается, неужели из-за его угроз она теперь начнёт прятаться по углам?! Татка обозлилась на свою трусость и вытащила из шкафа шерстяное платье с юбкой-полусолнцем. Удобные для размаха рукава, ничто не сковывает шаг… Конечно, ботинки или гамаши при нём невозможны…

— Мам! Помнишь, ты с какими-то туфлями размером промахнулась? Достанешь?

Целые колготки были только чёрные. Ну что… Тогда уж и с волосами придётся что-нибудь сделать…

— Красавица, — похвалил папа, думая, что ей это приятно. Он же знать не знал, что Татка не из тех, для кого естественно одеваться с претензией на симпатичность.

«Мерзкая Окрестная» — вот такое миленькое у неё было прозвище.

Впервые её так назвал Миша ещё классе в четвёртом, когда она попросилась к мальчишкам играть в «уголки». Это такая игра на меткость вроде дореволюционной «орлянки», только, конечно, без всяких денег: кидались не монетками, а раскрашенными самодельными треугольничками. Татка еле напросилась в игру и сразу же отыграла себе какой-то любимый Мишин уголок с черепом. При этом Миша пытался обвинить её в нарушении правил, спор постановили разрешить перебросом уголков, и Татка опять выиграла. После этого никто с ней играть больше не хотел, парни говорили, что у неё такие позорные девчачьи уголки, которые никто и выиграть-то не захочет. Даже злополучный уголок с черепом был объявлен осквернённым пребыванием в её руках и никому не нужным.

Миша обозвал её да и забыл, а вот вреднющий Ванечка запомнил. И теперь каждый раз, ловя её взгляд, начинал сипеть: «Мерсская Окресстная, мерсская Окресстная, отверниссь, отверниссь, убери свою мерсскую рожу». Она отвечала по настроению, что-то вроде того: «Пополни словарь», «заело пластинку», «прелестный Ванечка, прелестный Ванечка», «изобрети что-нибудь поновее», «ах, я оскорблена, убита и рыдаю», «кто-то что-то пропищал или мне показалось», — а порой вообще не реагировала. В этом году он вообще сел в аккурат позади, за вторую парту, и стоило ей чуть повернуться — у Ванечки сразу срабатывала активация. Вот вроде понимаешь, что человек в неадеквате и нечего на него внимание обращать, но всё равно настроение портит…

Впрочем, не сказать, чтобы она была совсем изгоем вроде Машеньки или Вовочки. Люда и Света до сих пор считались Таткиными подружками, сосед по парте Серёга общался с ней мирно. Было даже такое: «продвинутая» Нелька однажды заявила, что на симпатиях собаку съела и может легко составить список, кто кому нравится. В список, составленный на Татку, было занесено аж семь парней. Кстати, среди них — не смешите — Артём. Вполне такой самодостаточный умница Артём, который со всеми общался инопланетно ровно. «Где ты там копаешься? Вон Лёша тебя проводит, а то ещё забредёшь невесть куда». Просто бездна внимания, ага… Если бы нравилась, разве сбагрил бы провожание другому? Занесён в список, потому что часто на неё смотрел? Да это небось на контрольной было. С кем ему ещё ответы своего варианта сверять, особенно на дополнительные задачи — не с Ванечкой же. У-у, она бы тоже сверялась с Артёмом, но у неё никогда не хватит наглости на попытки перебрасывать записки через Ванечку или вовсе соскакивать с места, как это пару раз делал Артём.

Признаться честно, Татка после прочтения Нелькиного списка поприсматривалась к парням, в него внесённым. Пыталась о чём-то заговорить, улыбнуться. Никакой реакции. Кроме того, что ей мирно отвечали, а не запищали: «Мерсская Окресстная».

Смешно было с Пашей. Паша — вундеркинд, который решил не через классы прыгать, а просто быстренько разделываться с лёгкими домашними заданиями и всё оставшееся время фанатично посвящать математике. Жил он далеко, да при этом ещё и появлялся в лицее за полчаса, а то и за час до занятий. И при этом спокойно ходил весь этот час по пустому тёмному коридору! Татка обнаружила этот факт, когда по ошибке явилась на отменённый нулевой урок. Тогда Паша и объяснил ей, что он-то вовсе не ошибался насчёт урока, просто любит ездить на раннем транспорте, когда там меньше народу. Татка попыталась наладить отношения, применив сразу два психологических приёма: похвалила Пашу за его таланты и заявила, что он может ей оказать огромную помощь, практически спасти. Если откроет секрет того, как научиться так рано вставать.

— О! Всё очень просто! — возгласил Паша. — Мне купили будильник. Я завожу его на утро, и он звенит в назначенное время!

— Ээ… — потерялась Татка. — Вообще-то я тоже ставлю себе будильник. Но он не мешает мне спать.

Паша подумал и ответил:

— О! Выход есть. Я видел в кино. Будильник надо поставить в кастрюлю. Произойдёт резонанс. Звук станет гораздо громче.

— Ага, — удручённо отозвалась Татка. — Только я и тихий звук прекрасно слышу. Просто я его выключаю и сплю дальше, мне и отбойный молоток не помешает спать. Увы, меня поднимает на ноги только сознание того, что до урока семнадцать минут. Если восемнадцать — я ещё тяну время.

— Я ничем не могу тебе помочь, прости, — сказал стопроцентный вундеркинд Паша и ушёл дальше мерить шагами гулкий коридор. Но потом вернулся:

— А что ты вообще успеваешь за семнадцать минут?

— Ну, влезть в одежду, заглотить что-то с тарелки и влететь со звонком — успеваю.

— О. Эффективно. Завидую. Я бы не смог. И зачем тебе вставать раньше? Что ты делаешь, когда тебя всё же поднимают раньше?

— Пожалуй, сплю стоя над умывальником, — неуверенно пробормотала Татка, которую такой взгляд на проблему озадачил. Паша же пожал плечом и удалился, чтобы больше не возвращаться.

И вот этого-то человека Нелька тоже занесла в список Таткиных обожателей. Может быть, Паша с тех пор поглядывал на неё, чтобы поймать тот интересный науке момент, когда она заснёт сидя или стоя?

Ладно, ладно, не была Татка изгоем. На контрольных даже чувствовала себя чуток популярной. Но на прошлом вечере, когда класс разбился на две комнаты, на посиделки и танцы, Татка зашла в зал на белый танец. И три парня, томившиеся там в ожидании, отказали ей по очереди. Каждый кивал на следующего: мол, пригласи лучше его. Четвёртым был Серёга. Если бы ей отказал ещё и Серёга, Татка бы не вынесла, поэтому она не стала этого проверять и просто ушла. А в другой раз любитель танцев Южанин, которого она осмелилась пригласить, потоптался едва ли до половины песни, а потом бросил партнёршу, довольно громко сказав:

— Хватит с тебя.

Вот как тогда назвать её положение в классе?

В прошлой четверти Татка решила это положение исправлять, изменив свой характер. Перестать занудно говорить всем то, что она думает, и начать усиленно замечать во всех хорошее. Вот именно тогда-то, с первого же дня новой жизни, она обрела антипоклонника в лице безумного Ванечки. Впервые удостоившись Таткиных улыбки и приветствия, он, видимо, испытал такой шок, что у него перегорели все таймеры, так что теперь даже парни иногда посматривали на этот ходячий заевший патефон с недоумением.

А в нынешние времена к неадеквату Ванечки прибавилось ещё и обещание Тайгера отомстить. И вот как, скажите на милость, выдерживать настрой улыбаться всем и каждому, если перед тобой стоит собственной персоной Спрут? Он же непременно воспримет твою улыбку как издевательскую ухмылку и вызов! Если гасить улыбку каждый раз, когда встречаешься с ним взглядом, это будет признак ненависти, а если избегать его взглядом — это демонстрация презрения и неуважения… Вообще непонятно теперь, как себя вести, тем более на вечеринке!

Поначалу Татка вместе с девчонками расставляла по столу посуду и еду, стараясь быть как бы непринуждённой, потом склонилась над тарелкой, изображая увлечённость ужином… но это же не могло продолжаться вечно. Вот шумная классная объявила, что хватит набивать животы, и вытащила всех из-за стола танцевать в кругу. Татка недолюбливала нынешнюю классную. Она активно организовывала детей на надлежащее им общение, и на этом её проникновение в их жизнь заканчивалось. Вот зачем она заставила Машеньку «не стесняться» и встать в общий круг, заставив ребят поддакнуть на тот счёт, как сильно они рады Машеньку видеть? Как можно быть такой уверенной в том, что для Машеньки это благо? Да пока Машенька сидела за столом, никто не видел, что её костлявые нескладные ноги обтянуты белыми трикотажными колготками, как на детсадовском утреннике. Впрочем, надень она чёрные капроновые колготки, это выглядело бы ещё унизительней. Да, лет через пять-десять парни поумнеют и перестанут над таким смеяться, да и Машенька к какому-то своему сроку превратится в прекрасную стройную девушку, которой не надо будет заботиться о диете. Но сейчас парни все мелкие и глупые, и с этим разве что-то сделаешь?

Вот Алекс Тайгер — сноб, уверенный в том, что все дела можно решить силой. Разве с этим что-нибудь сделаешь?

И вдруг до Татки дошло. То, что он смотрит на неё с глухой ненавистью, нисколько не удивительно, он проиграл ей дважды, и каждый раз публично. Но она-то почему до сих пор не пользуется возможностями победителя? Вынашивает он свою месть или уже сдался — в любом случае прямо сейчас он на Татку не нападает, а значит, у неё есть все шансы попытаться выключить режим войны! Сейчас Тайгер ни на кого танком не едет, ведёт себя нормально, разве это не лучший момент, чтобы похвалить трудного ребёнка за хорошее поведение? Да… Но как это сделать?

И тут Света вручила ей гирлянду. Ой…

Класс танцевал кольцом вокруг человека с появившейся откуда-то новогодней пушистой гирляндой, а тот, какое-то время побыв в центре, передавал этот «переходящий приз» дальше. Понятно, что в итоге мишура попадала в руки людей популярных. Татка к таковым не относилась и такого поворота не ожидала…

Она немножко поскакала в середине, осмысливая произошедшее, а потом набралась мужества и вручила гирлянду Тайгеру. Не глядя ему в глаза, раз уж скачка в полумраке это позволяла.

Он аж вздрогнул. Ещё бы. Но Татка уже ускользнула подальше, а мишура уже приземлилась ему на рукав.

Ванечка на его месте брезгливо уронил бы блестящую мохнатую гусеницу на пол, сопроводив её своим обычным высказыванием. Тайгер тоже мог бы сделать что-то такое. Но мгновения уже прошли, чьи-то руки уже подталкивали его в спину, кто-то уже скандировал его имя, так что Тайгер решил не противиться процессу.

Ох, ну хотя бы так, хотя бы так…

Но не прошло и трёх минут, как гирлянда снова перекочевала к Татке от Паши. Да что это, она не думала, что её будут вызывать в центр… Надо же тогда продумать, кому передавать мишуру сейчас и в следующие разы! Наверное, Люде и Свете надо по разу, а вот после них — раз уж Машенька всё равно здесь — Машеньке. Вовочке? Нет, бессмысленно, одиннадцатилетний Вовочка обеспокоен тем, чтобы ему портфель не вытряхивали, танцами тут не поможешь… Серёгу не забыть, иначе может расстроиться, сосед как-никак...

Татка вертелась в кругу, улыбаясь всем по очереди, запоминая нескольких, кого ещё никто не разу не вызывал в центр. Ну вот, список есть, а уж если он кончится — тогда снова Тайгеру!

Она не ожидала, но вызывали её часто. Конечно, впятеро реже, чем звёзд класса, но всё равно — часто! О, тогда Тайгера стоит вызывать несколько раз, между другими в списке… Эх, может, разок выразить и собственные чувства? К Южке. Не всё же, так сказать, трудиться на социальном поприще?

Второй раз Алекс пошёл в круг со смешком, покачав головой и дёрнув бровью. Вроде как — ну и штучка ты, чучундра, у тебя точно не все дома…

А третий раз — уже просто так. Скользнув по ней своим отсутствующим взглядом и самодовольной улыбкой.

И потом ещё два раза…

А потом классная провозгласила перерыв.

— Чего это у тебя такое странное с индюком и снобом, а? — удивлённо шепнула Люда, толкнув подругу локтем.

— Ничего. Так надо. Потом объясню…



Назад в раздел


Дорогие читатели, автор всегда  рад вашим отзывам, вопросам, комментариям!
 
(c) Все права на воспроизведение авторских материалов принадлежат Екатерине Грачёвой. Цитирование приветствуется только при наличии гиперссылки на источник. Самовольная перепубликация не приветствуется, а преследуется по закону. Если вы хотите пригласить меня в какой-то проект, сделайте это легально. (написать >>>)
www.positive-lit.ru. В поисках пути Человека. Позитивная, жизнеутверждающая литература. (с) Екатерина Грачёва.