www.positive-lit.ru
Памятник Первопечатнику Ивану Фёдорову
Читать всего совсем не нужно;
нужно читать то, что
отвечает на возникшие в душе вопросы.

Лев Толстой
ПОЗИТИВНАЯ, ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩАЯ ЛИТЕРАТУРА






ИЗ КНИЖНОГО КАТАЛОГА

ЖИВОПИСЦЫ О КНИГАХ

АВТОРИЗАЦИЯ
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация




12. Пари

 


— Настя! Погоди.

Это был Макс. Бежал по тропинке следом. Она остановилась.

— Чего тебе?

— А хочешь, я тебя завтра украду?

Настя посмотрела на него очень удивлённо.

— Макс, а тебе-то всё это зачем? Мне вообще-то казалось, что ты самый взрослый из всех.

— Хм, — смутился на это Макс, почесал затылок. — Настя, а почему ты так завредничала? Вы же дружите.

— И что из этого? Мы всё время дружили. Он любит грибы собирать и я люблю. Он на велосипеде гоняет и я. Что же теперь из этого? А вот у мамы есть фотография, где ты меня в полтора года на крохотном велосипеде катаешь. Теперь ты тоже, что ли, мой жених?

— А, я помню, — оживился Макс. — Ты совсем маленькая была. Я тебя катал как рыцарь, точно, я так и думал: какой я рыцарь! Так смешно, у меня там такая физиономия гордая. У моей мамы тоже эта карточка есть. Я тебя так берёг, чтоб ты не свалилась. Я помню. Мне так смешно, когда я смотрю. Только я никак не помню, как же это так было? Мы ведь с тобой с тех пор почти и не общались. Вообще всё это раннее детство как какой-то мир параллельный, которого не было никогда.

Он замечтался, что-то вспоминая.

Настя смотрела на него и тоже улыбалась. Она всегда его боялась, потому что он ходил с Леоном, и ей казалось, что он её так же презирает, как Леон.

— А почему ты со мной не разговариваешь никогда? — спросил Макс. — Я тоже люблю грибы собирать и на велосипеде кататься.

— Потому что я тебя боюсь, — прямо ответила Настя.

— Меня? Почему? А я тебя боюсь. Ты всё время такая строгая. Сидишь на болоте, мы когда идём, так как будто ты профессор, а мы тебе мешаем. Леон тебя тоже немножко боится, только он виду не показывает. Помнишь, как он тебе сегодня нагрубил? Это когда человек боится, так он вперёд грубит. Это я знаю. Он тебя не любит за то, что Артём его не всегда слушается. Он ведь любит быть главным, Леон. А Артём для тебя раков выкинул. Обещал Леону их принести, а сам выкинул. А ты строгая. Ты зачем на болоте сидишь?

— Я опыты веду.

— Хочешь биологом стать?

— Не знаю. Я всегда мечтала попасть в дельфинарий, — сказала Настя. — Но проблема извечная: он же наверняка находится где-нибудь в Крыму. Мне туда не попасть, пока я совсем не вырасту. А годы идут. Это ужасно — терять годы. Знаешь, гением можно становиться только с детства. Иначе очень многого не успеешь. Но я всё-таки буду пытаться. Я сейчас уже одолела половину учебника зоологии… Если мне не удастся в дельфинарий, то я стану микробиологом. У меня есть микроскоп. Я готовлю к нему разные препараты и зарисовываю их жизнь. Провожу разные опыты. Вот капустные и арбузные клетки очень большие, их и в мелкий микроскоп видно. Там есть ядро, вакуоли и всякое такое.

— Так в мединституте живых лягушек режут и крыс, — поджал губы Макс. — А как постарше курсы, там, может быть, и кошек. Потому что я знаю, что они трупы в морге режут на практике, чтоб знать, где что у человека, так не сразу же от лягушек они к людям переходят? Чтобы стать биологом, ты тоже без этого не обойдёшься. А ты вон над раками трясёшься. Какой из тебя биолог?

— И что, без этого никак не обойтись? Резать лягушек?

— Абсолютно никак не обойтись, — убеждённо сказал Макс.

— Понятно, — проговорила Настя и пошла по тропинке дальше.

— Да подожди! Что ты всё убегаешь?

Настя вздохнула, опять остановилась. Чего ещё она должна была ждать? Она молчала и вопросительно смотрела ему в лицо.

— Так значит, Тёма не твой парень? — поколебавшись, спросил Макс. — У тебя кто-то другой есть, в городе?

— Нет у меня никаких парней, — поморщилась Настя и опять пошла.

— Да подожди, — опять сказал он каким-то взволнованным голосом. — Вы с ним дружили, но поссорились или вы вообще никогда… ну… Понимаешь, это важно. А вот шалаш вы строили… он тебе раков отдал!

— Макс, тебе чего надо? — спросила она. — Ты говори прямо. Задаёшь какие-то дурацкие вопросы.

— Значит, он нам наврал, что ты его девушка! — убеждённо воскликнул Макс.

Вот так новость! Настя зло засмеялась, вспомнив, как Непобедимый обещал ей уши надрать, если она такой слух распустит. Вот, значит, какой человек стал! Но после выданного шалаша уже ничему не приходится удивляться!

А может быть, он не со зла? Может быть, раз Настя ему простила шалаш, так он вправду думает… Ну, вообразил себе что-нибудь и расхвастался. Вообще-то Настя сама в школе говорила девчонкам, что очень любит одноклассника Юрика. Ей даже нравилось так говорить. Очень хороший был этот Юрик, весёлый, и не задирался, и был без глупостей, и ей хотелось, чтоб все знали, какой он замечательный! Но это ведь она про себя говорила, что она его любит, а совсем не про Юрика. Так, а если бы Юрик её своей девушкой назвал, она бы обиделась? Да нет, наверное, только Юрик сроду такого не ляпнет, он без глупостей…

— Макс, а что именно он говорил? — спросила Настя, пройдя ещё несколько шагов и усевшись на изогнутый ствол клёна. — Давай теперь отвечай, раз начал. Это важно.

Макс покраснел ужасно.

— Всякое разное. Ну, Леон однажды начал про Элен рассказывать, как она за ним бегает, тогда Тёмыч тоже стал рассказывать истории, как вы… ну там целовались и в таком роде.

— Вот это уже наглость! — яростно сказала Настя. — Хотелось бы мне послушать эти истории! Знаешь что, скажи, что я вызываю его на дуэль у колодца. Скажи, что я его так поцелую, что он долго помнить будет.

— Настя, — сказал Макс виноватым и жалобным голосом. Она посмотрела на него.

— Я ведь тоже про тебя наврал. То есть я не совсем наврал, так получилось… Знаешь, мне мама рассказывала, что я тебя поцеловал однажды, когда ты в коляске спала. Я, конечно, сам не помню такого, и понятия не имею, с чего мне это тогда в голову взбрело, но ты можешь у своей мамы спросить… И вот когда они рассказывали, рассказывали, я что-то как-то... короче, я тоже маленько рассказал, только без подробностей, и получилось, как будто это недавно было…

Он был такой виноватый, что Настя не смогла ничего ответить. Она хотела соскочить с клёна, но Макс упрямо перегородил дорогу, встал вплотную, даже руки расставил по сторонам.

— И тогда Леон… Леон засмеялся и сказал, что мы всё выдумали и что ты синий чулок…

— Что значит синий чулок?

— А это такие были средневековые женщины, которые учились и делом занимались, а мужчин не любили… и вот Леон засмеялся и сказал, что вот как раз мы затеем свадьбу, и там будет видно, кто из нас наврал, а кто нет. А если ты вообще ни с кем целоваться не станешь, то тогда значит, мы оба проиграли и должны ему каждый по пятьдесят раков за лето. И чтобы ты видела, как мы этих раков ему ловим. Но Тёма так уверенно принял этот спор, что я тоже тогда принял, я думал, что Тёма правду говорил… вот теперь всё, — он убрал руки и слегка отклонился к тропе, чтобы теперь Настя могла уходить когда ей вздумается.

— А если выиграет кто-то из вас? — холодно спросила она. — Тогда кто кому сколько раков?

— Ну… нисколько, — недоумённо сказал Макс, удивившись, что она задала такой вопрос.

— На, — сказала Настя, наклонилась к нему и поцеловала. — Выигрывай.

Соскочила со ствола, уронила тетрадку, нагнулась, подняла и быстро зашагала домой. Макс всё стоял столбом.



Назад в раздел


Дорогие читатели, автор всегда  рад вашим отзывам, вопросам, комментариям!
 
(c) Все права на воспроизведение авторских материалов принадлежат Екатерине Грачёвой. Цитирование приветствуется только при наличии гиперссылки на источник. Самовольная перепубликация не приветствуется, а преследуется по закону. Если вы хотите пригласить меня в какой-то проект, сделайте это легально. (написать >>>)
www.positive-lit.ru. В поисках пути Человека. Позитивная, жизнеутверждающая литература. (с) Екатерина Грачёва.