www.positive-lit.ru
Памятник Первопечатнику Ивану Фёдорову
Читать всего совсем не нужно;
нужно читать то, что
отвечает на возникшие в душе вопросы.

Лев Толстой
ПОЗИТИВНАЯ, ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩАЯ ЛИТЕРАТУРА






ИЗ КНИЖНОГО КАТАЛОГА

ЖИВОПИСЦЫ О КНИГАХ

АВТОРИЗАЦИЯ
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация




Глава двенадцатая, в которой Костя не в силах помочь папиной секретарше, а Света и Филимонов-папа друг другу нравятся

 


Когда она вернулась на кухню, все уже были в сборе, а Костик сидел с листами бумаги.

- Доклад готов! - отчеканил он. - Тема: "Что нам стоит дом построить?" Присутствовали: четверо неизвестных.

- А-а, это ты про экодом, да? - подхватила Света. - Это здорово. Вы знаете, мы решили, что если строить, то такой дом, какого ещё не было.

- Чего не было, очень даже было, не знаешь, так не говори! - ответил Костик. - А то, знаешь ли, мама опять скажет, что я квадратный велосипед изобретаю! Во-первых, как гласит интернет, который много чего гласит, но всё-таки, в мире уже построены сотни тысяч энергоэффективных домов. Например, есть этакий Рокки Маунтин Институт в горах Колорадо. Там нарочно собраны всевозможные методы, начиная солнечными батареями и кончая правильными кастрюльками. Но это далеко. А вот под Академгородком в Новосибирске там целый посёлок из таких домов делают!

- Целый посёлок! А кто его делает? - обрадовалась Света.

- Учёные, - сказал Костик. - Всякие физики, экологи. Им надо было жить где-то, а денег не так много. Ну они и собрались строить энергоэффективные дома, чтобы как можно меньше всего тратилось. И разработали или отыскали целый ряд всяких методов. А мы-то их и применим!

- Где примените? - спросила мама.

- Ну, когда дом свой будем строить. Надо же всё заранее продумать, пока время есть. Начнем, конечно, с того, что у нас будут хорошо изолированы стены, пол и потолок, а особенно окна. И будет на них плёнка!

- Какая ещё плёнка? - удивилась мама.

- Теплоотражающая! Ведь когда мы законопатим все щели и даже положим около входной двери специальный теплосохранитель, то самые большие потери тепла будут через стёкла. А тут мы покупаем плеёночку, в пять минут наклеиваем на окно - и красота! Специалисты пишут, что будет слегка потемнее, но это самую чуточку. Мы это компенсируем тем, что у нас обои будут светлые и мебель светлая. Ну вот. Потом мы наклеим похожую пленку, только уже не прозрачную, а зеркальную, за батарею. Потому что батарея, которая соприкасается со стеной, чуть ли не половину своего тепла на улицу отдаёт! А мы это тепло отразим и в комнату вернём, вот так.

- Ну-ну. Что-то я не видала, чтоб отражение лампочки в зеркале теплее было, чем отражение твоей мудрой головы.

- Во-первых, не измеряла, вот и не видала. А во-вторых, там же, конечно, не только зеркальность, там ещё специальный материал, который тепло не выпускает. Что уж ты думаешь, мама, что там глупцы все эти технологии выдумывают от нечего делать?

- Ну, если таких, как ты, дюжину вместе собрать, они что угодно выдумают, ещё и забесплатно. Электрическую мухобойку и половник на транзисторах, - отмахнулась мама и засмеялась.

- Сын, а что есть теплосохранитель у двери? - спросил папа как бы между прочим. - Я бы себе купил на работу. У нас там большие дыры под дверьми и вечно из коридора по ногам сквозняк тянет. Мне-то в моём кабинете ничего, а вот секретарша моя жалуется на холод и все время в штанах ходит, а то и в сапогах. А сапоги у нее старые, некрасивые, хоть бери да сам покупай.

- Здравствуйте! - возмутилась мама. - А тебе какая разница, в чём твоя секретарша ходит?

- Милая, да во-первых, она мёрзнет, и мне её жалко, - сказал папа. - А во-вторых, всё-таки она лицо организации, а лицу организации негоже в валенках и зипуне гостей встречать.

- А что она у тебя такая мерзлячка? Найди другую, - сказала мама.

- Ну нет, я свою секретаршу ни на кого не променяю, - покачал головой папа. - У меня такая секретарша, что я с ней хоть зарплатами поменяться согласен, если надо. Она не только лицо нашей организации, она - почти что её голова!

- Нда? А ты тогда кто, позволь узнать? - сощурилась мама.

- Я? Да я так, бумаги подписываю. Разрешить или отказать. Чего ты нас с толку сбиваешь? Давай дальше, сын. Дорогой он, твой теплосохранитель?

- Ну, вообще-то не очень, но мне кажется, что твоей секретарше он не поможет, - вздохнул Костик.

- Почему?

- Потому что это такая тряпочная игрушка с поролоном внутри, вроде гусеницы или крокодила, или кого хочешь. И её под дверь кладут, чтоб не дуло. Так что у тебя на работе... Хотя папа! папа! А что, если сшить какое-нибудь наглядное пособие по жилищно-коммунальному хозяйству для твоих посетителей? Например, сошьём тряпочную рыжую трубу, как будто она ржавая, а внутри неё будут сталактиты и сталагимты из поролона! И кто к тебе придёт, секретарша будет им объяснять, что вот что происходит с трубами, когда их специально не изолируют полиэтиленом или там всяким эмалированием. И тогда начальники, которые к тебе приходят, задумаются и захотят класть не железные, а полимерные трубы! А?

- Гениально, - сказал папа. - Так и представляю, как каждый входящий запинается о мою поролоновую трубу со сталактитами и сталагмитами, а секретарша их всех с полу поднимает и говорит: "Сидор Сидорович, вот так бывает со всеми, кто металлические трубы кладёт". Ха-ха-ха!

- А что, если трубу к двери прибить? - не сдался Костик.

- Я тебе, Костя, под дверь ремень прибью из поролона. Чтоб он тебя на теплые мысли наводил, когда ты погулять намылишься, уроки не выучив, - сказала мама.

- Спасибо, мама, ты всегда была добрая. Так вот. Будет у нас со Светой в нашем доме в деревне - а он, конечно, будет в деревне, организуем мы такую энергосберегающую деревню... Будет лицом нашего дома вместо секретарши оранжерея с цветами. А над ней и вообще на крыше будут солнечные батареи. Также, если место будет удачное для ветровых потоков, мы поставим над домом ветряной двигатель! Сейчас уже есть такие двигатели, которые совмещают в себе и сбор солнца, и сбор ветра. Вот как ты считаешь, папа, что лучше: два отдельных двигателя или два в одном?

- В деревне лучше всего настенный газовый котел, если деревня газифицирована. Тогда ни от кого не зависишь, - скучным голосом сказал папа.

- Вот как! А ты мне дашь все данные по газовым котлам?

Папа усмехнулся и ответил:

- Дам, чего ж не дать.

- А ты делаешь эти котлы в дома? - спросил Костик. - В частных кварталах? Ты им даешь данные, что эти котлы лучше?

- Нет, не даю.

- А почему?

- Они у меня не спрашивают.

- А ты сам расскажи!

- Кому - бабкам и дедкам? - фыркнул папа. - Вот я тебе дам данные, а ты иди и рассказывай, если тебе так охота.

- Ладно, я пойду! А ты мне дашь данные, где есть эти частные кварталы?

- Дам, - коротко согласился папа.

- Ладно, это хорошо. Но мы со Светой будем делать всё-таки солнечный обогреватель. Газ - это природный ресурс, который надо беречь. А солнце всё равно светит, и причем бесплатно.

- Бесплатно только сыр в мышеловке. Твой обогреватель столько стоит, что тебе денег не хватит его купить.

- А спорим, хватит? Ты цены знаешь? А я знаю. Я всё нашёл!

- Ну и ладно с тобой, нашёл - так покупай. Молодец. Хороший у вас дом, я очень рад. Светлана, добавки хочешь?

- Спасибо, мне уже хватит. Иван Андреевич, вам, наверное, неинтересно, о чем мы говорим? - спросила Света. - А то вы как-то все так как будто отмахиваетесь?

- Отмахиваюсь? Нет, мне интересно. Продолжайте, продолжайте.

Костик продолжал, но Свете все-таки казалось, что отец Филимонов о чем-то грустит. Её это беспокоило, потому что Иван Андреевич ей понравился. Вовсе он не такой глупый, как у папы получалось. Он просто слишком терпеливый. Вокруг него обстоятельства, а он их терпит, терпит, терпит... Мама ворчит - он терпит, на работе работать трудно - тоже, наверное, сидит и терпит. И немножко даже герой, что терпит, но Света бы так терпеть не хотела. Нет уж, лучше терпеть трудности, чем обстоятельства! Но какой он грустный, этот Филимонов... Если бы она была маленьким Яшкой, она бы точно соскочила с табурета и кинулась бы его обнять и сказать: "Дяденька, что вы такой грустный, не грустите, я вам леденец отдам!" Но она была не Яшка, и как всё это сделать, придумать не могла.

- Ты меня не слушаешь, - сказал Костик. - Ты где там витаешь, эй? О чём думаешь?

- О Яшке, - сказала Света.

- О Яшке? Это чего ещё вдруг о Яшке? - очень ревнивым голосом произнёс Костик.

- Яшка сказал, что мы все рождаемся для великих дел. А ещё он считает, что когда люди становятся взрослыми, они перестают понимать что-то важное. Костик, а ты не перехочешь строить такой дом, когда тебе будет двадцать лет и когда гораздо удобнее будет работать менеджером в торговой компании?

Костик отодвинул бумаги и задумался. Потом ответил:

- Не знаю. Как-то ты так уж очень... Но всё равно, ведь то, что я знаю, оно же никуда не пропадает?

- Пропадает, сынок, пропадает, - вдруг оживился Иван Андреевич. - Вот так вот ух - и пропадает. А начинается совсем другое. Начинается быт, начинаются реалии. Ты запланировал высокую технологию, всё миллиметр к миллиметру рассчитал, а работнички к тебе пришли пьяные, погрешность движений у них плюс-минус полметра. И приходится знать что-то совсем другое, скучное, серое, одинаковое, а то, что было раньше, забывается и пропадает. А потом придёт к тебе сын и скажет: "Папа! Где же твой белогривый конь, где твоя золотая труба?" А вот хочешь ли, сынок, я тебя на работу возьму? В нашем участковом ЖЭКе сейчас как раз секретаря нет. Поди, подработай. Там всего-то заявки принимать и на вопросы отвечать: когда работает паспортист, а когда бухгалтер. Две недельки посидишь - у тебя в голове ещё сто идей появится. Хочешь? А там, может, и настоящего найдём секретаря.

- Конечно, хочу! - обрадовался Костик. - А зарплата будет?

- Будет тебе зарплата, отчего же нет. За полдня по тарифной сетке, как всем, с опозданием в три месяца. К лету как раз получишь свои сто рублей.

- Что-то маловато, - сказал Костик.

- А где ж я тебе больше-то возьму? Разве что могу тебя, как остальных, в дворники записать, как будто ты ещё два двора подметаешь каждый день. Будет на триста рублей больше. А подметать-то ты не будешь, конечно.

- А кто будет?

- Кто, кто - никто, - пожал плечом Филимонов. - Раз в неделю наш дворник там подметёт, и ладно. Такие дела... Вы мне, ребята, оставьте, пожалуйста, что там у вас есть про этот ваш экодом, я почитаю. А сейчас я пойду к себе, вы уж извините, - и он ушёл в свою комнату.

- И мы к себе, - сказал Костик. - Пойдем.

Они пришли в комнату Костика. Он досадливо кинул листки на стол и с убитым видом уселся в кресло. Потом раздражённо сказал:

- Ну что, что ты на меня смотришь?! Тебе что, удовольствие доставляет смотреть на человека, который сел в калошу?

- А мне казалось, что это кресло, а не калоша, - засмеялась Света. - Ты чего?

- Ничего! Триста идей! Тренировки на тебе! Велосипед, компот, гимн на козьем языке и всё, всё, всё! Полный провал... Зачем ты говоришь, что я расчудесный, когда все прекрасно знают, что я полный неудачник и что у меня никогда ничего не получается?!

- Что думаю, то и говорю, - сказала Света. - Зачем ты говоришь, что ты неудачник, когда прекрасно знаешь, что ты изобретатель? У изобретателей никогда и не получалось сразу. Это ведь то, что известно, легко повторить, а то, что неизвестно, ведь это надо ещё выдумать!

Костик возмущенно фыркнул, надулся и не ответил.

Света посмотрела на него ещё и сказала:

- Когда мой папа хочет, чтобы его приласкали, а мы сами не догадываемся, то он рисует на бумажке жалостливые брови и приклеивает себе на лоб. Или, например, приходит в комнату, ложится в кресло и нарочно говорит: "О бедный я сирота, дожил до преклонных лет, а никто-то меня в родном доме не замечает", - ну и в таком духе. Или ещё что-нибудь такое, что всем нам смешно. А ругаться, дуться и цену себе набивать - это неудачные методы.

- Уж не хочешь ли ты сказать, что я жду, чтоб меня приласкали? - ещё больше возмутился Костик.

- Да, и поэтому я объясняю, как это делается по-хорошему, - согласилась Света.

- Совсем ты умом повредилась, Воеводова, - грубо сказал Костик. - Как ты мне надоела - все время так и норовишь на шею повеситься!

- Ну и неправда, - пожала плечами Света. - Сам знаешь, что неправда. Что ты мне нравишься - это я хоть кому скажу, потому что у тебя сто идей. А вот игру в жениха ты сам выдумал, и на руках носить сам выдумал, потому что тебе самому этого захотелось. Только ты этого стесняешься, зато вот ругаться ты не стесняешься. На меня никто столько не ругается, сколько ты.

- Конечно, я всегда был злодей и животное, - сказал Костик. - Всегда лил воду, был причиной смерти рыбок и заодно изжаждался твоей ласковости. Забирай открытку со стихами, агент Воеводова, и топай отсюда. Положишь на стол родителям.

- Извини, не заберу и не положу, - сказала Света, стараясь не сердиться. - Во-первых, мои родители всё равно в мои вещи никогда не заглядывают. А во-вторых, у нас с тобой уже не игра и не тайна получается, а настоящий обман. Я так больше не согласна. Я им скажу сегодня, что никакой ты мне не жених, а просто выдумщик, который мне нравится, вот и всё.

- Ах вот как! Секреты выдавать? Да что с тобой серьезного можно сделать! Девчонка!

- Никаких секретов я выдавать не собираюсь, на этот счёт будь спокоен, - сказала она. - Дело - это дело. Ладно, я в самом деле пойду - до тех пор, пока у тебя настроение не поменяется. Пока, - и ушла в прихожую. Потом вдруг сообразила и снова приоткрыла дверь комнаты. Костик стоял у стола и сердито стучал по нему открыткой.

- Коська, а может, ты в самом деле для меня открытку сочинял, а я глупая и не догадываюсь? - негромко-доверительно спросила она. - А?

Костик разъярился, разорвал открытку и рявкнул:

- Я с предателями не разговариваю! И не подходи - укушу! Ясно?

Света вздохнула, закрыла дверь и пошла обуваться. Вышел в коридор папа Филимонов, подмигнул и тихонько сказал:

- Ну что, Светлана Воеводова, не первый раз с женихом ссоришься?

- Он мне не жених, это так, игра, - сказала Света. - Просто игра.

- Да уж понятно, что игра, - согласился папа. - Да... Вот так вот мы все в эту игру играем, играем, а потом уж вдруг оказывается, что это не игра и выйти из неё нельзя.

- Иван Андреевич, а вы мне понравились, - сказала Света. - Правда. Я раньше про вас слышала только, как папа говорит, что вы энергосбережением не занимаетесь. А вы грустный такой. Вот в сказках бывают такие грустные дядюшки. Их хочется как-то пожалеть, ну, сказать что-то доброе. Чтоб они не грустили. Я только не знаю, что вам сказать.

- Спасибо, Светлана Юрьевна. Ты знаешь что, если твой жених тебя совсем прогонит, ты можешь сюда ко мне приходить повидаться, если захочешь. Я буду рад. Договорились? - он широко улыбнулся и опять подмигнул.

- Спасибо, - сказала Света, руку ему пожала и домой пошла.



Назад в раздел


Дорогие читатели, автор всегда  рад вашим отзывам, вопросам, комментариям!
 
(c) Все права на воспроизведение авторских материалов принадлежат Екатерине Грачёвой. Цитирование приветствуется только при наличии гиперссылки на источник. Самовольная перепубликация не приветствуется, а преследуется по закону. Если вы хотите пригласить меня в какой-то проект, сделайте это легально. (написать >>>)
www.positive-lit.ru. В поисках пути Человека. Позитивная, жизнеутверждающая литература. (с) Екатерина Грачёва.