www.positive-lit.ru
Памятник Первопечатнику Ивану Фёдорову
Читать всего совсем не нужно;
нужно читать то, что
отвечает на возникшие в душе вопросы.

Лев Толстой
ПОЗИТИВНАЯ, ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩАЯ ЛИТЕРАТУРА






ИЗ КНИЖНОГО КАТАЛОГА

ЖИВОПИСЦЫ О КНИГАХ

АВТОРИЗАЦИЯ
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация




4. Переходный возраст

 
4. Переходный возраст


Олин ящик с письмами так меня потряс, что мне тоже очень захотелось написать кому-нибудь письмо, такое, чтобы человека спасти. С самыми нужными словами и вовремя. Но писать такое душеспасительное письмо было вроде некому, и в конце концов я написал его Антону из «Хулиганских новостей».

Я пытался расписать ему, что редакционные дурачества — не только пустая трата собственного времени и времени прохожих. Это трудозатраты оператора, монтажёра, телезрителей, это трата видеоплёнки, это трата энергии на работу телестанции... Получается не только бессмыслица, но и вред. А если такое дурачество повторяется день за днём, если так проходит вся жизнь? Это же просто катастрофа, без шуток. Понятно, что приятно, когда взрослые люди принимают тебя в свою компанию. Но настоящая взрослость не в годах! Понятно, что хочется сниматься, чтобы быть как взрослые, только гораздо оригинальнее. Но чтобы изобрести что-то стоящее, надо очень потрудиться, и это будет уже маленький подвиг. А без особого труда можно только новую глупость придумать.

Так я писал ему, и про Олю написал тоже.

Антон вот что ответил...

«Привет, Кузимир. Ты уж огорошишь так огорошишь. Мне таких нотаций даже Алик никогда не читал, а он вроде как педагог, ему по службе положено.

Ладно, читай ответ, если тебе от этого будет легче. Я не поэт, правда, но прозой не напишу тем более.

Я хотел бы найти такие края,
Где царят доброта и свет.
Там живет незапачканной песнь моя,
Там толпы хохочущей нет.

Там полёта ясная синь звенит,
Там «люблю» не требует слов.
...Но суров надир и суров зенит,
Нету в небе колоколов.

И опять, надев на себя колпак,
Выхожу веселить зверей...
Там же путника вновь топчет толпа,
Что хотел достичь золотых дверей.

Думаю, что выразился исчерпывающе. А что касается твоих архе-о-ло-гических черепков или там иной общес-твен-но-по-лезной деятельности, я вижу в них не больше смысла, чем в надевании носков перед камерой. Может быть, я для того и придуриваюсь, чтоб хоть как-то дать толпе понять, что они со своей цивилизацией родятся, умрут и в итоге только натопчут в прихожей. Но если обо всём этом слишком долго думать, то можно отчаяться. Поэтому я не думаю и тебе не советую. Не возродишь ты этот сумасшедший дом.

Если хочешь, отдай письмо своей многомудрой Оле Тибольченко. Пускай выносит обо мне вердикт, что человек я пропащий и бесполезный. Такой и есть. Но если вдруг и она меня повозрождать захочет, ты уж прости меня, не стану я рыдать, что она впустую истратит на меня кусок бумаги, а также время почтальонов и горючее для поезда, который вёз письма. Ну и моё драгоценное время на чтение, конечно же, и на доставание письма из ящика. Пока!

Антон».

Я смотрел на это письмо, которое открывало мне совершенно другого Антона, не того, которого я видел... И вот моя синусоида опять выдала изгиб, которого я не ждал. Я стал заново осмысливать: всё-таки, хорошо или плохо то, что произошло со мной в моей поездке?

Юля... Благодаря Юле я перестал бояться людей, бояться выглядеть смешным или непохожим. Пожалуй, без этого я бы мог и по сей день бродить мрачным ворчуном и «непризнанным гением». Конечно, лучше, если бы это освобождение случилось не через «хулиганские новости», но тут уж что было, то было. Главное — отделить хорошее от плохого и плохое выбросить, а хорошее развивать. Юлька мне помогла.

А вот в чём я был неправ, так это в том, что кинулся в эту свистопляску очертя голову, и всё мне лавров хотелось и оваций, и я сам позабыл про самое главное. Тогда как Юлька-то ведь предупреждала меня, что надо быть самим собой, и как раз-таки говорила, что вовсе не нужно равняться на двоечников...

Ну да, она писала мне шуточные письма, но какие она должна была писать, если, во-первых, я сам ей такие писал? А во-вторых, она попросту опасалась серьёзные темы начинать, а то кто меня знает, вдруг я ей опять начну в любви «по-настоящему» признаваться, что ей тогда прикажете отвечать!

Да и что я всё время себя по ней равнял? А может, у неё детство было трудное и глупое, и она много усилий приложила, чтобы такой стать, как она есть. А у меня вон бабушка профессор, души во мне не чает, покупала мне столько книг, как будто я не мальчик, а методический работник детской библиотеки! Юля меня учила людей не бояться, а глупеть и нос задирать она меня не учила, это уж я сам себе такую судьбу обеспечил.

Осознав всё это дело, я тут же написал Юльке. Потому что ведь я обидел её, когда спросил, зачем она живёт. Как-то это было слишком снисходительно...

Она мне очень скоро ответила.

«Слушай, ты, самородок и проповедник! Нормальное у меня было детство, не беспокойся. Книжек хватало. Жизни не хватало, так же как и тебе. Что ты думаешь — ты один изменяешься, а все остальные мёртвые, что ли? Я как и ты имею право на переходный возраст. Во сколько лет он наступает — это у всех по-разному, но главное, чтобы он не затянулся...

Кузьма, я сама мечтаю снять хорошую передачу. Которая будет и весёлой, и всё-таки умной, нужной. Конечно, это большой вопрос, как совместить то и другое. Видишь ли, дети не очень верят взрослым, когда взрослые читают им умные нотации. Может быть, это и справедливо. Потому что взрослые довольно часто подходят к детям, как ты подходил к Оле с конфетами. Свысока.

Помнишь того мужчину, который на вопрос о носках ответил презрительно: «Отойдите»? Это не стоило ему никакого труда. А ведь если бы тот мужчина позвал ребят сделать что-то интересное по-настоящему, то народ ведь и за ним бы пошёл. Но он ничего не предложил, кроме как отойти. Вот юнкоры и отошли и делали то, на что у них тогда хватало ума. А вот как сказать «подойдите»?

Мне не нравится пустое веселье, но и пресная мораль тоже. Очень многому нужно научиться, чтобы говорить о настоящем, и не затасканными фразами, да ещё чтоб тебя услышали — подростки... Я пока толком не научилась. А ты?

Когда я иду по улице и думаю о серьёзном, а мимо бегут лохматые шалопаи помладше во всяких немыслимых одёжках и с дикими словами на языке, я смотрю на них и вижу в них себя. И оттого мне хочется надеяться, что все глупое пройдёт, как болезнь или как сухие листья, и многие из этих ребят станут интересными и достойными людьми. Да, я верю в тех, которые дурачатся и выдумывают что-то необычное, потому что всё-таки они выдумывают. И если бы все взрослые верили в шалопаев и относились к ним серьёзнее, то было бы куда лучше.

Жизнь продолжается, принц-рыцарь Кузимир. Она продолжается, пока мы готовы у неё учиться и изменяться.

Обнимаю очень.

Юлька.

П.С. Вот ты спросил, зачем я живу... зачем мы живём, я так понимаю... Илья и Алик живут затем, чтобы организовывать мальчишек, которые без этого шлялись бы по улицам. При этом и сами они мальчишатся по полной программе на третьем десятке лет. Можно сказать, что это мало и несерьёзно. Что предназначение человека на Земле в чём-то гораздо большем. Я согласна, но... Понимаешь, Кузь, если ТЕБЕ этого мало, значит, ТЫ и должен сделать что-то большее. ТЫ.

Кто пойдёт за самыми красивыми словами, если за ними пустота? Но зато, ты и сам прекрасно знаешь, многие пойдут за красивым примером. Сделай своё большее, и только тогда — может быть — Илья с Аликом об этом задумаются. А если они не задумаются, то кто-нибудь другой. Я, например.

Зачем я живу, спросил ты. Я тогда всю новогоднюю ночь то сердилась, то плакала, но не переживай, это как раз к лучшему.

Расскажу. Однажды я решила, что книжек я начиталась достаточно, пора учиться действовать. Иначе мир не изменишь. И вот я бежала, бежала, действовала, а сейчас оглядываюсь и вижу, что многое было бегом белки по кругу: много суеты и мало пользы. И в журналистике. И в науке — ты не знаешь, Кузь, а я занималась одной научной работой, мне казалось, это важно, а теперь думаю, что мелко было это всё, только студенческая игра в учёного. Не учёный я по характеру, а деятель. Но КУДА идти? Во что вложить силы?

Журналист может сделать такое настоящее дело: найти в жизни что-то достойное и наснимать про это достойное эффектные сюжеты, чтоб заинтересовать людей. А ЧТО достойное? Я сейчас снимаю ролики, всякие, и смешные, и серьёзные, но всё по мелочи. Когда доберусь до настоящего Дела? Не знаю. Думаю, надо одновременно мечтать и работать с тем, что есть. И постепенно сложится.

Напишу и кое-что личное. Наказывает меня жизнь за моё нечуткое втягивание людей в редакционную круговерть. Я-то туда как вошла, так и вышла: заранее знала и помнила, что хочу поучиться бурно действовать, а потом пойти своим путём. А Игорь совсем увлёкся. За какой-то короткий год стал эффектным никчемушным репортёром. Мне и поговорить с ним теперь не о чем. Как хорошо, что хоть тебе твоя Оля повстречалась и тебя мне «похоронить» не придётся.

Кузь, прости за всё и не теряйся, пожалуйста. Не впадай ты ни в буйство, ни в морализаторство. Ты хороший человек, не дай себе пропасть в водовороте жизни.

И от меня тоже — не теряйся.

С большой, большой симпатией. Пока.

П.П.С. Кузимир!!! Давай-ка сообразим, что мы с тобой можем вместе сделать практического и полезного! Жду предложений и сама буду думать! Большой привет и благодарность Оле».

Конечно, я после этого письма просто прыгал от радости, оттого, что вот и мне удалось кого-то поддержать. А то я уж и не надеялся, что у меня получится.

Дальше уже я не стану подробности пересказывать, жизнь в самом деле продолжается бесконечно, а в произведении должна быть точка.

Только одно отмечу. Я это сразу подумал, когда то Юлькино письмо читал. Она написала — у всех людей бывает переходный возраст, когда они шалопаи, важно только, чтоб не затянулся. Но это не совсем так.

Оля и Витя, её друг, шалопаями не были. Всех вокруг косила эпидемия переходного возраста, а их не коснулась. Оле помог стать такой её папа, он с самого детства очень любил её и много с ней общался, как со взрослой. А Вите до встречи с Олей почти никто толком не помогал, кроме книг.

Кроме книг...

Может быть, и эта книга с моими записками попадёт в руки такому, как я в двенадцать лет. И поможет прожить немножко получше, чем это получилось у меня. Мне так этого хочется!



Назад в раздел


Дорогие читатели, автор всегда  рад вашим отзывам, вопросам, комментариям!
 
(c) Все права на воспроизведение авторских материалов принадлежат Екатерине Грачёвой. Цитирование приветствуется только при наличии гиперссылки на источник. Самовольная перепубликация не приветствуется, а преследуется по закону. Если вы хотите пригласить меня в какой-то проект, сделайте это легально. (написать >>>)
www.positive-lit.ru. В поисках пути Человека. Позитивная, жизнеутверждающая литература. (с) Екатерина Грачёва.