www.positive-lit.ru
Памятник Первопечатнику Ивану Фёдорову
Читать всего совсем не нужно;
нужно читать то, что
отвечает на возникшие в душе вопросы.

Лев Толстой
ПОЗИТИВНАЯ, ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩАЯ ЛИТЕРАТУРА






ИЗ КНИЖНОГО КАТАЛОГА

ЖИВОПИСЦЫ О КНИГАХ

АВТОРИЗАЦИЯ
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация




В широкие ворота поспешив. Повесть. 2010

 

Глава 1. Алька
Он вошёл — и зазвенели все солнечные зайчики, и затаилась где-то среди них ещё не рождённая смешинка.
— Алька! Привет!
Потянулись крепкие ладони ребят.
— Как дела?
— Ничего! — говорил он. — С новым годом! С последним мучебным годом!

Глава 2. Экономика
С родительского собрания папа вернулся мрачен, как трагический герой.
— Дети, — сказал он. — У меня нет денег платить за ваше обучение.
— Не плати, — я оторвалась от рисования. — Ведь эти поборы не очень законны.
— Надо искать другую школу, — папа был в печали.
— Ну, выгонят — поищем, — я пожала плечами. — Для меня в лицее главная радость — Алька, а в остальном везде свои плюсы и минусы.
Но папа не успокоился. Дело было ещё и в том, что он уже год работал бесплатно...

Глава 3. Уроки директора Дьякова
Директор Михаил Семёнович Дьяков проводил уроки во всех классах, хотел знать учеников в лицо и увлечь их внепрограммными идеями. Например, являлся в пятый или шестой класс рассказывать о том, что случится, если всё-таки извлечь квадратный корень из отрицательной величины. «Знаем, нельзя-а», — хором отвечали прилежные ученики, а директор им насмешливо возражал: мол, в науке понятия «нельзя» не существует, а выдумано оно лишь для ленивых и нелюбопытных, каковыми назвал нас поэт Пушкин. А вот неленивые и непугливые взяли однажды да извлекли корень, и кое-что получили...

Глава 4. Я говорю Дьякову "да"
Следующий день был днём визитов. Прямо на уроке явился сверхактивный восьмиклассник Сева. На груди у него висела табличка: «Газета «Ботанический сад». Коммерческий директор Всеволод Серединкин».
— Эт-то ещё что? — спросила я.

Глава 5. Исповедь нищей девочки
По лицею было объявлено, что газета продается с целью оплатить мое обучение. Дьяков снял меня с первого урока и усадил за торговлю.
— Добрый Сева! Ведь ты не покинешь меня? — угрюмо спросила я «коммерческого директора».
— Как ключ давать — так сгинь, а как помогать — так добрый Сева, — отозвался он, но подтащил парту ко входу и принялся проявлять свои коммерческие таланты.

Глава 6. Самая страшная угроза
На редакционной встрече областной детской газеты Виктор дал мне кассету со своими песнями. И я летела домой, ожидая от неё самых звёздных, простых и ясных слов. Но уже с порога я окунулась в штормовое море отцовских восклицаний.

Глава 7. Икс
Кассету Виктора пришлось отложить: подходил срок сдачи лицейской газеты в типографию.
Бездеятельно высидев в свое время несколько вечеров у родительницы-куратора, наблюдая за тем, как она делает макет*, я убедилась в крайней непродуктивности этого занятия. Куда удобнее попросту сесть за стол и самой составлять газетную композицию.

Глава 8. Во имя чего?
Газета была сдана, контрольная тоже, и я устроилась в Пресс-центре подремать. Но не тут-то было. Появился Сева.
— Ты почему в кружке на той неделе не была? — спросил он. — Неужели и сейчас не пойдёшь? Не хочешь больше совершенствоваться?

Глава 9. Девочка и волк. И мальчики...
В город Обнинск мы поехали на Российскую конференцию НОУ. Как обычно, лицей обеспечил делегатов купейными билетами, будто мы не обошлись бы плацкартой, и внушительными суточными, которыми мы распорядились, разумеется, не по назначению, а по своим соображениям. Мои спутники потратили все деньги на книги, а я сначала хотела было отдать их обратно, но потом решила, что это будет никому не нужный демарш. Который ничуть не уменьшит сумму обычных родительских поборов. Так эти деньги и лежали у меня несколько месяцев на какой-нибудь чёрный день.
Поехали втроём: я, Коля из параллельного и литератор Бээм. У меня был доклад по журналистике, у Коли — по метафизике, а у Бээма — деньги и ответственность.

Глава 10. Алька
Он вошёл — и зазвенели солнечные зайчики, задрожали на кафедре физические приборы, опасаясь за свою сохранность.
— Это невероятно, но домашнее задание я сделал, — объявил мне Алька и плюхнул на стол сумку.

Глава 11. Мир людей
Дорога домой вела через парк.
Не знаю, отчего было так грустно. Алька мне дорог, но я же сама хотела, чтоб он нашёл себе другую соседку по парте. Потому что, как ни верти, а мы с Алькой такие разные. И ни разу за всю жизнь мы не поговорили всерьёз, хотя школьная молва нас давным-давно уже поженила. Алька уходил правильно — он делал это очень вовремя. Честно говоря, мне уже понемногу становилось с ним, родным, славным, — скучно. Как и с прочими. Алька был особенный: всё, что бы он ни делал, оказывалось мне по душе, но...
Алька, я ищу высоту и глубину, но где они в мире, где?

Послесловие, написанное годы спустя
Помните ли, читатель, как я постоянно спрашивала себя: кто виноват, что я до сих пор не вбежала в кабинет директора и не потрясла его за воротник? Кто виноват, что я не попыталась?
А ведь на самом деле надо было задавать себе совсем другой вопрос: кто виноват, что вместо работы над собой и созидания своего Дела я сижу в пресс-центре, переживаю о судьбе «заблудшего» директора и его лицея, о судьбе авантюриста Севы, о судьбе интеллектуала Васильева?




Дорогие читатели, автор всегда  рад вашим отзывам, вопросам, комментариям!
 
(c) Все права на воспроизведение авторских материалов принадлежат Екатерине Грачёвой. Цитирование приветствуется только при наличии гиперссылки на источник. Самовольная перепубликация не приветствуется, а преследуется по закону. Если вы хотите пригласить меня в какой-то проект, сделайте это легально. (написать >>>)
www.positive-lit.ru. В поисках пути Человека. Позитивная, жизнеутверждающая литература. (с) Екатерина Грачёва.